Полные характеристики

Водоизмещение, т:6596 / 8066,8
Главные размерения, м:92,46 x 21,6 x 7,62
Скорость хода, уз:14,5
Вооружение:6x28-см/18 орудий, 6x9-см/24 и 2x7-см/15 орудия и 11 скорострельных пушек
Экипаж, чел.:525

Литература


Броненосец “Tegetthoff”

После продолжительных “экспериментов” со способами размещения артиллерии на казематных кораблях и не будучи удовлетворенным ни одним из них, в основном по причине малых секторов обстрела, австрийское Морское ведомство решило перейти к типу корабля с круговым обстрелом артиллерии, все еще надеясь достичь этого на казематном корабле. Новый корабль должен был иметь более мощную артиллерию и защиту, чем его предшественники, но по финансовым соображениям его водоизмещение не должно было превышать 8000 т.

Проектирование нового броненосца, отвечающего всем этим требованиям, было поручено Инспектору кораблестроения Ромако. Следует сказать, что проектируя свой последний броненосец, Ромако выполнил эти требования, создав лучший в мире цитадельный броненосец (некоторые историки считают его даже единственным, хорошо продуманным казематным кораблем из когда-либо построенных). Новый корабль демонстрировал хороший баланс между малым водоизмещением и шестью вполне защищенными тяжелыми орудиями.

При выборе названия нового броненосца наконец-то представился случай для исполнения указа, изданного после боя у Лиссы, согласно которому всегда в строю австрийского флота должен быть один броненосец, носящий имя Тегетгоффа. Здесь интересно будет отметить, что все австрийские цитадельные броненосцы, бывшие так или иначе порождением опыта Лиссы, своими названиями увековечивали победы, одержанные австрийцами в той войне, либо – как “перестроенные” единицы – наследовали и сохраняли имена кораблей-участников этого боя).

Корабль заложили 1 марта 1875 г. на верфи Stabilimento Technico Triestino “San Rocco” (по данным – в Поле), закладка состоялась 1 апреля 1876 г.

Корпус строился под наблюдением старшего инженера Кузмани, строителем корабля, которому был поручен ежедневный контроль за постройкой, был корабельный инженер 1-го класса Карл Туллингер, смененный впоследствии С. Моргутти. Спуск состоялся 15 октября 1878 г. (по другим данным – 18 октября). На церемонии присутствовали такие видные деятели как Эрцгерцог Альбрехт, Карл Стефан и Людвиг Сальватор. Корабль вступил в строй в октябре 1881 г., хотя, по одним данным, он вышел на ходовые испытания в апреле 1881 г., а по другим, предъявлен для первых испытаний 5 августа 1882 г.

“Tegetthoff” стал единственным броненосцем, “официальную” постройку которого адмирал Пок сумел “пробить” за более чем десятилетний период своего “правления”. А фактически он был единственным с 1872 по 1887 гг. спущенным на воду – после “Custoza”, не считая “перестроечных”. Этот корабль был не только последним и лучшим броненосцем проекта Йозефа фон Ромако, а также последним австрийским казематным и рангоутным броненосцем, и к сожалению, последним на долгие годы (до начала XX в.) австрийским мореходным линкором.

При постройке корпуса была использована в основном сталь, из железа были изготовлены бимсы, наружная обшивка и фальшборт. Корпус набирали по клетчатой системы продольного крепления. Имелось двойное дно глубиной 1,07-1,22 м и двойные борта. Переборки делили корабль на водонепроницаемые отсеки, наибольшее количество которых (8 отсеков) в целях уменьшения опасности от собственной таранной атаки – имелось в носу от каземата до уровня главной палубы. Машины и котлы также находились в водонепроницаемых помешениях.Число водонепроницаемых отделений было увеличено при реконструкции в 1890-х гг. Нос корабля вооружили мощным тараном. Бронированный каземат, очень оригинального вида (главный характерный признак корабля) – его описание будет дано ниже – находился в середине корабля, а корпус с оконечностями от каземата также имел бортовые срезы. Имелись полубак и полуют. Вес корпуса (без брони) составлял 2500 т.

Другим новшеством, примененным на корабле, была форма корпуса в районе ватерлинии, позволяющая насколько возможно меньше и только в одном направлении гнутье броневых плит. Этому мероприятию предшествовали серьезные исследования. Военный кораблестроитель Туллингер был послан в Амстердам, где Д. Тидеман, начальник голландского Управления военного кораблестроения, оборудовал второй в мире (после Уильяна Фруда в Великобритании) опытовый бассейн. Эта поездка была предпринята не только для изучения голландского бассейна с целью постройки аналогичного в Австрии, но и в связи с начавшейся постройкой нового казематного корабля. Это был ¦‘Tegetthoff’ с его новыми обводами кормы.

Согласно архивным данным, главные характеристики броненосца были следующими:
Водоизмещение порожнее: 6596 т, конструктивное: 7550 т, в полном грузу: 7950 т, максимальное: 8066,872 т.
Другие источники приводят водоизмещение до модернизации 7390 т либо 7431 т. После модернизации приводится либо неизменным, либо 7400 т, либо 7450 т. На момент первой мировой войны приводится – 7500 т.
Длина: наибольшая 92,46 м, по ватерлинии 89,39 и (по данным – 91 м), по ВП 83,5 м, между перпендикулярами 87,45 м.
Ширина: по ватерлинии: 19,124 м, наибольшая: 21,679 м (по данным – 21,78 м; – 22,05 м).
Углубление: среднее 7,16 м (поданным – 7,24 м носом при 7390 т), среднее конструктивное 7,573 м (по данным – 8,38 м, кормой при 7390 т), среднее в полном грузу 7,88 м (по данным – 7,57 м кормой при 7390 т), среднее максимальное 7,947 м, либо 7,62 м при 7400 т.

При вступлении в строй броненосец получил на вооружение 6 28-см/18 27-тонных казнозарядных нарезных орудий Круппа, 6 9-см/24 и 2 7-см/15 казнозарядных нарезных орудия Ухатиуса и 11 скорострельных пушек: 9 47-мм (из них 5 автоматических револьверных и 4 короткоствольных) и 2 25-мм митральезы Норденфельда.

Сознавая, что увеличение калибра сделает чрезмерно трудным либо невозможным перемещение орудий между портами, а также ограничит число орудий при заданном водоизмещении, Ромако решил отказаться от схемы “Custoza” (двухъярусный каземат) и искать другой способ расширения секторов обстрела артиллерии в сочетании с обязательным продольным огнем. В результате главная артиллерия корабля, стоящая на батарейной палубе (под ВП) была размещена в каземате весьма оригинальной конструкции, который стал главным отличительным признаком именно этого корабля.

Конструкция каземата исходила из предполагаемого боевого использования корабля, целью которого была таранная атака. Орудийные порты углубили внутрь каземата посредством устройства полукруглых ниш для них. Ширина же каземата, выступающего за борт в виде свеса, была сделана больше, чем ширина корабля, что позволило отодвинуть углубленные порты наружу, обеспечив тем самым ширину каземата в районе ниш для установки боевых штырей орудий на таком расстоянии от борта, что орудия, будучи выдвинутыми по-боевому, лишь незначительно выступали из портов и абсолютно не выступали за линию борта каземата (свес которого в промежутке между портами был больше, чем в районе ниш портов). Таким образом, в результате этих мероприятий получилась “плоская” поверхность борта каземата, т.е. без уязвимых выступов, и артиллерия была вне опасности в случае ближнего боя либо маневрирования при таранной атаке (в бою при Лиссе корабли часто “терлись” бортами). Кроме того, предполагалось, что выступающий более чем на метр за линию борта прочный каземат может выдержать удар штевня неприятеля и смягчить или вообще устранить последствие таранного удара.

Орудия на поворотных платформах были установлены таким образом, что концевые их пары могли действовать как вдоль линии киля в нос и в корму, так и по траверзу через один и тот же порт без необходимости наличия раздельных траверзного и продольного портов, и перемещения орудий между ними, как на “Custoza”. Это стало возможным именно благодаря выгнутой форме ниш портов, соответствующей дуге поворота орудий. Таким образом, число портов, в отличие от “Custoza”, равнялось числу орудий. Продольный огонь также обеспечивался бортовыми срезами к носу и к корме от каземата.

С каждого борта было установлено по три орудия, с углами вертикального наведения от -5 град. до +8,25 град., нижние косяки их портов возвышались над BJI на 2,79 м (при средней осадке 7,57 м). Закругление портов позволило увеличить сектора обстрела за счет того, что благодаря этому ширина портов была увеличена, а также благодаря тому, что ниши представляли собой как бы сильно расширяющиеся наружу вертикальные косяки портов, образуя тупой угол с вершиной у ствола орудий. Сектора обстрела носовой пары орудий (№№ 1 и 2) составляли 106,5° (90° в нос и 16,5° в корму от траверза) для каждого орудия, средней пары (№№ 3 и 4) – 30° для каждого орудия (по 15″ в нос и в корму от траверза), а кормовой пары (№№ 5 и 6) – 105° для каждого орудия (90° в корму и 15° в нос от траверза). Таким образом был обеспечен круговой обстрел, и орудия имели частично совпадающие сектора обстрела. Вес носового залпа (2 орудия) составлял 505,73 кг, кормовой залп был такой же, а бортовой залп (3 орудия) весил 757,99 кг. Носовая пара орудий была отделена от остальных броневым траверзом, проходящим позади первой дымовой трубы и выгнутым в сторону носа (чтобы не мешать повороту средней пары орудий). Погреба боезапаса находились непосредственно под орудиями. 279,3-мм (11-дюймовые) орудие Круппа образца 1876 г. с длиной ствола 21,8 калибров имело вес с затвором 27,5 т. Бомба из закаленного чугуна или из стали весом 253 кг, выпускаемая с начальной скоростью 478 м/сек, у среза ствола пробивала плиту железной брони толщиной 395 мм, а на расстоянии 10 кабельтовых при нормальном ударе – 321 мм. Эти орудия были установлены только на “Tegetthoff’. Этот калибр орудий также являлся максимальным для подавляющего большинства цитадельных броненосцев мира, и установка таких орудий на “Tegetthoff” подвела черту под развитием австрийских броненосцев этого типа.
Орудия Ухатиуса – 6 9-см и 2 7-см – были установлены на ВП, а из малокалиберных 47-мм пушек 9 и 25-мм митральез 2 (остальные стояли на марсах фок- и бизань-мачты).

Данный состав первоначального второстепенного вооружения рядом источников оспаривается. Данные 1887 г. подтверждают этот состав, за исключением того, что называют число 47-мм пушек всего 5 (установлены на ВП), приводя вес всей артиллерии в 251,875 кг. Но, по другим данным, кроме упомянутого состава орудий Ухатиуса, других пушек не было вообще, а поданным, были, но только 4 митральезы. Наконец, архивные данные подтверждают наличие из орудий Ухатиуса только упомянутого числа 9-см пушек, а также 9 мелких орудий, приводя при этом вес всего вооружения 627,47 т. На 1892 г. приводится состав второстепенной батареи в 8 9-см орудий Ухатиуса и 11 скорострельных, и вес артиллерии при этом – 256 т. Наличие торпедного оружия почти нигде не упоминается, за исключением сообщения 1887 г. о неизвестном числе надводных аппаратов Уайтхеда и данных 1892 г. о 2 аппаратах. Вероятно, до реконструкции их не было вообще.

В 1893 г., во время второго этапа большой модернизации корабля 1891-1893 гг., всс вооружение полностью заменили. Примечательно, что эта процедура была не только очень редкой (до этого в 1860-1870-х гг. ей подвергались только батарейные броненосцы), но и стала последней такого рода для австрийского броненосного флота. Хотя конструкция корабля не позволяла кардинально его улучшить, не прибегая к полной “перестройке”, все же удалось вооружить его по современным стандартам, учитывая установленную среднекалиберную артиллерию.

Новое вооружение “Tegetthoff” состояло из казнозарядных нарезных орудий: 6 24-см/35 орудий Круппа модели С.86, 5 15-см/35 скорострельных орудий Круппа, 2 7-см/15 сталебронзовых орудий, малокалиберных скорострельных пушек – 9-47-мм/44 (3-фн) и 6 47-мм/ЗЗ (3-фн, автоматических), 2 8-мм митральез и 2 35-см надводных торпедных аппаратов для торпед Уайтхеда (1 в носу и 1 в корме).

24-см орудия установили в каземате на месте прежних 28-см пушек. Для вращения установок и заряжания орудий было применено электричество, при сохранении резервного ручного привода.

Несмотря на установку орудий меньшего калибра, согласно тогдашним представлениям австрийцев, боевая мощь корабля не должна уменьшиться, и такие орудия в то время приняли для всех запланированных к постройке австрийских броненосцев. Правда, “Tegetthoff” был единственным австрийским линкором, несшим 24-см орудия именно этой модели, точно такие же орудия были установлены лишь на “таранных” крейсерах (броненосные “Kaiserin und Kenigen Maria Theresia”, “Kaiser Karl VI”, и бронепалубные типа “Kaiserin Elizabeth”).

239,9-мм (9,45-дюймовые) орудие Круппа образца 1886 г. с длиной ствола 35 калибров имело вес с затвором 27 т.
Снаряд из закаленного чугуна или стали весом 215 кг, выпускаемый с начальной скоростью 610 м/сек, у среза ствола пробивал 648-мм железную броню, а снабженный бронебойным наконечником мог пробить 190-мм крупповскую цементированную броню на дистанции 2,7 км. Скорострельность орудия составляла 0,6 выстрелов в минуту. Таким образом, это было более мощное оружие, чем старая 28-см пушка.

15-см орудия установили на лафетах с центральным штырем и защитили стальными щитами. Они были размещены на ВП: одно в носу под полубаком (погонное), два – побортно в носовых портах, устроенных над передними углами каземата (над носовыми орудиями главного калибра), и еще два – также побортно на спонсонах в корме перед полуютом.

“Tegetthoff’ стал первым австрийским линкором, получившим скорострельные орудия среднего калибра. 149,1-мм (5,87-дюймовое) скорострельное орудие Круппа с длиной ствола в 35 калибров имело вес с затвором 3,95 т. Снаряд из чугуна или стали весом 45,5 кг, выпускаемый с начальной скоростью 650 м/сек, у среза ствола пробивал стальную плиту толщиной 403 мм. Хотя установка именно скорострельных орудий подтверждается абсолютным большинством источников, по некоторым данным, корабль нес 15-см орудия другого образца, а именно 35-калиберные 5-тонные марки С.86.

Малокалиберные орудия установили следующим образом: из 15 47-мм – 11 на ВП и кормовом балконе, и 4 – на нижних марсах мачт, а 8-мм пулеметы – на верхних марсах.

Данный состав этой артиллерии незначительно различается в различных источниках: по одним данным, общий состав называется в 19 47-мм и 2 митральезы, а по другим – 15 47-мм (3-фн) и 4 37- мм (1 фн). Наконец, когда корабль служил как брандвахтенное судно в Поле, его малокалиберная артиллерия состояла из 17 47-мм/44, 2 7-см, 6 автоматических пушек и 1 пулемета. Последние изменения в вооружении корабля датируются 1915 годом, когда его 4 15-см орудия сняты и переданы на юго-западный фронт.

Хотя утверждается, что торпедные аппараты (2 шт.) были установлены только после модернизации корабля, имеются данные, что они стояли и до нее в том же числе, при этом иногда приводится цифра 4 (надводных). Так или иначе, последняя цифра приводится почти во всех справочниках, вышедших после модернизации. Калибр оспаривается лишь один раз, при упоминании (после реконструкции) 3 45-см торпедных аппаратов, причем последний источник отличается тем, что он освещает период первой мировой воины, чем можно пренебречь, ибо корабль к тому времени был уже “деклассирован”.

К боевым средствам, установленным в ходе реконструкции, следует отнести и 4 электрических прожектора: 1 – на площадке на фок-мачты, 1 – на крыше ш турманской рубки на юте, 2 – побортно в круглых выступах носовой части каземата, над орудиями.
Как уже упоминалось, проект сочетал мощную артиллерию е очень солидной защитой. Стремясь совместить значительное увеличение веса артиллерии и толщины брони с ограниченным водоизмещением, Ромако был вынужден отказаться от полной защиты ватерлинии. Пояс по ГВЛ шириной 2,74 м (из которых 1,35 м были ниже ВЛ при средней осадке – 7,57 м) в результате не доходил до форштевня на 9,75 м (защищая 95% длины корабля), будучи замкнут здесь перпендикулярным на ВП 304-мм броневым траверзом. Хотя, возможно, что именно желание иметь этот траверз заставило оголить нос, ибо таранный корабль всегда подвергался опасности продольного огня.

Более достоверные архивные источники приводят несколько иную систему бронн пояса: он состоял из двух рядов плит – нижний (практически полностью подводный) 330-мм по всей своей длине, и верхний в середине 356-мм и в оконечностях (в носу – в пределах траверза) 330-мм, причем если в оконечностях ширина плит обоих рядов была почти одинаковой, то в середине нижний ряд плит был шире верхнего при неизменной ширине пояса. По данным, называется такая же максимальная толщина, а минимальная- 230 мм. Наконец, называя толщину брони в районе миделя 369 мм, некоторые источники приводят броню оконечностей 304 мм либо 229 мм (во всех случаях подразумевается броня носовой оконечности не далее траверза).

Несмотря на это, защита носовой оконечности все же имелась: от носового траверза до таранного штевня, на 2,06 м ниже ГВЛ простиралась 64-мм броневая палуба. Эта палуба служила также как жесткое подкрепление таранного отсека. Она, иногда называемая карапасной, по другим данным, имела толщину либо 76 мм, либо 76-25 мм.

Броня каземата поднималась от пояса до уровня ВП, таким образом, каземат занимал но высоте одно междупалубное пространство, а по длине он занимал 45% длины корабля. С бортов каземат был защищен 368-мм, кормовой траверз криволинейной формы (выгнутый в сторону кормы) имел толщину 305 мм (поданным – 301 мм), а носовой ломаный (выдающийся в нос в виде трапеции) – 330 мм (по данным – 321 мм). Некоторые источники называют траверзы батареи в 368 мм.

Внутреннее пространство каземата делилось на две части броневым траверзом ломаной формы (также выгнутый в нос в виде трапеции и состоящим таким образом из трех участков) толщиной: 127 мм (средний участок, перпендикулярный ДП) п 254 мм. Такая разница брони этого внутреннего траверза объясняется тем, что именно его боковые участки прикрывали орудия от продольного огня, а средний участок “прикрывался” с носа еще и примыкающим к нему кожухом первой трубы. Таким образом получились две раздельные батареи, носовая из которых содержала 2 погонных орудия из общего числа 6 орудий, что должно было ограничить потери артиллерии при носовом продольном залпе противника до минимума.

Для сообщения между этими двумя частями каземата в разделительном боевом траверзе были устроены 2 непроницаемые двери. Ломаная форма траверзов объяснялась стремлением обеспечить пространство внутри каземата для свободного разворота орудий при заданных секторах обстрела, в сочетании с экономней веса бортовой бронн каземата за счет уменьшения ее длины.
Батарейная палуба впереди и позади каземата была обшита двумя 19-мм слоями горизонтальной брони (в сумме – 38 мм). Интересно, что наличие на корабле сразу двух броневых палуб (нижней карапасной в носу и плоской батарейной, идущей по верху пояса) рядом источников опускается, иногда вообще не указывается наличие какой-либо горизонтальной брони. А для зашиты от продольных выстрелов палуба впереди каземата была защищена с носа стальными щитами толщиной 38 мм (но данным – 30 мм).

Боевая рубка, защищенная 127-178-мм броней (по данным – 369-мм), располагалась над выступающей частью носового траверза каземата. Выступ траверза в нос также служил для размещения в каземате непосредственно под рубкой боевого штурвала (походный штурвал размещался на крыше этой рубки).

Броня пояса и каземата лежала на 254-мм тиковой подкладке, которая в свою очередь лежала на 38-мм стальной рубашке. Вес брони с подкладкой составлял 2555 т, архивные данные приводят 2156,6 т, что вероятно, не учитывает дерево. Броня была железной, хотя палубная, возможно, и стальной, и была изготовлена в Англии на заводе Camel amp; Со.

Корабль был оснашен 2-х цилиндровой горизонтальной паровой машиной (по одним данным, низкого давления, однократного расширения “обыкновенной” системы), с обратным ходом и с поверхностным охлаждением, изготовленной в Триесте на заводе Stabilimento Technico. Диаметр цилиндров составлял 3,149 м (по данным – 3,185 м), ход поршня – 1,295 м. Двухлопастный литой бронзовый винт имел диаметр 7,14 м (по данным – 7,163) и шаг 7,32 м (по данным – 7,316 м). Имелось 9 котлов с 36 топками, распределенными следующим образом: 4×5, 3×4 и 2×2 (по данным, каждый котел имел 4 топки, т.е. всего 36 топок). Некоторые источники сообщают, что было 8 котлов. Площадь колосниковых решеток составляла 78,96 м² , нагревательная поверхность 2368,84 м² . Порожние котлы весили 296,896 т.

Две дымовые трубы проходили через каземат.

Общий вес машины и котлов составлял 1160 т, что несколько не согласуется с архивными данными, вес механизмов 1245,47 т.
По проекту машина должна была развивать 1200 и.л.с., но фактически на ходовых испытаниях она развила 6330 и.л.с. при 70 об/мин, сообщив кораблю скорость 14,5 уз.

Проектом предусматривалась дальность плавания 3300 миль при скорости 10 уз и полном запасе угля 720 м (по данным, угольные ямы вмещали 670 т, а архивные данные приводят 677,86 м, при этом допуская возможность, что это только половина вместимости угольных ям).

Следует сказать, что кораблю несколько не повезло с машиной, она оказалась крайне неудачной из-за постоянных неполадок в ней, и броненосец не раз выводился из состава флота. Поэтому замена машины стала первостепенной задачей, если вообще не причиной большой реконструкции корабля, предпринятой в начале 1890-х гг.

Морской технический комитет предлагал 3 варианта новых машин – как вертикальных, так и горизонтальных. После тщательного рассмотрения этих проектов выбор пал на вариант, содержащий 2 вертикальные машины тройного расширения. Заказ на новые машины и котлы выдали фирме Ф. Шихау в Эльбинге (Германия). Они были изготовлены в 1892 г., установили их на корабль на арсенале в Поле в 1893 г. По некоторым данным, постройка машин и переделка корпуса обошлись казне в 440000 флоринов в морском бюджете 1891-1892 гг., где это было обозначено как второе и последнее ассигнование.

2 вертикальные тройного расширения паровые машины “с кулисой Джая” имели 3 цилиндра, диаметром 0,86, 1,4, 2,25 м, ход поршня – 1 м. Каждая машина имела поверхностный холодильник (конденсатор) с площадью охлаждающей поверхности 748,5 м² . Также корабль стал двухвинтовым, каждая машина приводила в движение свой вал с винтом диаметром 4,5 м и шагом 4,466 м. В 4 котельных отделениях было установлено 8 цилиндрических котлов, каждый из которых имел по 3 топки. Правда, справочники тех лет не признавали замени котлов до начала XX в., когда это стало общеизвестным. Рабочее давление пара составляло 11 кг/см², площадь нагревательных поверхности – 1856 м² , площадь колосниковых решеток – 50 м² . Число дымовых труб не изменилось.
Проектом предусматривалась скорость хода 15 уз при мощности 7000 и.л.с. и естественной тяге, и 16 уз при 8800 и.л.с. и форсированной тяге. Фактически на испытаниях 1893-1894 гг. корабль развил: в ноябре 1893 г. (6-ти часовое испытание при естественной тяге) – 15,2 уз при средних об/мин 118,4 и мощности 7340 и.л.с. При втором 6-ти часовом испытании (топки закрыты, форсированная тяга) – 15,5 уз при 125,35 об/мин и 8950 и.л.с. По другим данным, 4-х часовые испытания при форсированной тяге дали те же 15,5 уз при 8824 и.л.с. Некоторые источники приводят достижение этой скорости при 2-х часовом форсированном испытании. Имеются и другие данные по мощности и скорости: по одним данным, фактическая скорость корабля составила 15,32 уз при 8160 и.л.с., а по другим, при проектной мощности и скорости 8000 и.л.с. и 16 уз, но фактически было достигнуто 8900 и.л.с. и 15 уз.

Тем не менее, удельная мощность новых, более совершенных машин составляла 102 кг/л.с. по сравнению с 196 кг/л.с. у старой машины.

Дальность плавания 3300 миль при 10 уз и запасе угля 670 т (по данным, полный запас приводится в 720 т) осталась неизвестной, хотя в начале XX в. приводится 3000 миль при 10 уз и максимальном запасе угля 650 т. Не совсем ясно, были ли при реконструкции обновлены вспомогательные механизмы броненосца, во всяком случае имеются сведения по их составу на момент только после ее окончания, т.е. на уже реконструированном корабле. Имелись следующие вспомогательные механизмы с паровым приводом: рулевая машина системы Форрестера, 4 динамо-машины, шпиль, а также помпы, вентиляторы и наконец лебедки для подъема шлюпок, мусора и тяжестей. Пар для этих машин вырабатывался двумя специальными вспомогательными котлами. Также для этих машин имелся отдельный холодильник, пополняемый забортной водой при помощи 2 помп системы Вира. Наконец, имелся мощный опреснительный аппарат.

Уже изначально корабль имел весьма скромное для своего водоизмещения парусное вооружение, которое могло служить лишь для вспомогательных целей. Трехмачтовый рангоут шхуны (по данным – баркентины) имел реи для прямых парусов только на фок-мачте, площадь парусности составляла 1349,78 м (по данным – 1130 м² . Остальные мачты несли по одной сигнальной рее.
Во время реконструкции этот рангоут сняли и заменили на 2 тяжелые боевые мачты с боевыми марсами. На каждой имелось по 2 стальных марса – на нижних из них установили по 2 скорострельных 47 мм орудия, а на верхних по 1 8-мм пулемету. На 1/3 высоты (от палубы) фок-мачты была расположена прожекторная площадка для 1-го прожектора. Эта же мачта имела 2 сигнальных рея, к топенантам верхнего из них были прикреплены лампочки для ночного светового сигналопроизводства системы Сельнера. Корабль был снабжен 7 якорями, из которых 2 были по 5420 кг, остальные весили: 4195, 4268, 1093, 393 и 234 кг. Сечение якорных цепей составляло 57 мм.

Традиционно командные помещения расположили на батарейной палубе (под верхней палубой) к носу от каземата, там же находился и судовой лазарет, а офицерские – в корме (салон командира занимал полуют и был снабжен балконом). Своеобразным ¦‘украшением” офицерской кают-компании, размещенным в корме батарейной палубы, был кормовой торпедный аппарат.
Численность экипажа по штатам мирного времени составляла 525 человек, по штатам военного времени – 544 (из них 19 офицеров) человека. По другим данным, штаты мирного времени оценивались в 550 человек. Экипаж модернизированного корабля, вероятно, по штатам военного времени, имел 584 человека (из них 19 офицеров), по данным, 568/ 575 человек, а по данным – 574 человека. На начало XX в. приводится численность экипажа 567 или 578 человек. В годы первой мировой войны экипаж корабля составлял около 400 человек.

Окончательно завершенный и прошедший все испытания новый броненосец был осмотрен императором Францем Иосифом в октябре 1882 г. В 1883 г. он под командованием капитана 1-го ранга Лунда был включен в состав эскадры, однако неполадки в машине заставили вывести его из состава флота. В октябре он снова присоединился к эскадре, но под командованием нового командира – капитана 1-го ранга Шаффера. 1884 г. не принес ничего хорошего – находясь под командованием капитана 1-го ранга Шпауна в составе эскадры, он снова испытывал неполадки в машине. Это, однако, не помешало броненосцу летом стать флагманским кораблем 2-й дивизии контр-адмирала Манфрони, когда он был также инспектирован императором Францем Иосифом и кронпринцем Рудольфом.
В 1887 г. “Tegetlhofn под командованием капитана 1-го ранга Зеемана находился в составе эскадры с мая по июль. В 1888 г. он снова в эскадре под командованием капитана 1-го ранга Шеландера. Корабль совершил поход в Барселону для участия в проходящей там выставке, где его посетила королева Испании. В мае 1889 г. под командованием капитана 1-го ранга Погатшнигга “Tegetthoff’ вошел в состав эскадры, но постоянные неполадки в машине привели к тому, что он вновь был выведен из состава флота.
Такие неприятности с новым кораблем, в сочетании с его быстрым моральным устареванием, заставили предпринять крупную реконструкцию, что и было начато в 1891 г. Корабль подвергся не только полной замене механизмов, потребовавшей также большой объем корпусных работ, но также и замене рангоута на более современный. Работы по замене машин были закончены в 1893 г., в том же году произвели полное перевооружение, и в ноябре он вышел на ходовые испытания.

В 1894 г. “Tegetthoff” вошел в состав летней эскадры под командованием капитана 1-го ранга Спецлера. В апреле броненосец посетил германский император Вильгельм II.

В апреле 1895 г. под командованием капитана 1-го ранга Захса “Tegetthoff” отправили в составе бригады в заграничное плавание в Левант, где он находился до марта следующего года (в декабре 1895 г. он совершил заход в Пирей, где на его борту побывали греческие король Георг и королева Ольга. По возвращении из Леванта в 1896 г. корабль входил в состав Летней эскадры, будучи флагманом контр-адмирала Шпауна (своего бывшего командира), после чего стал учебным кораблем (под командованием того же капитана 1-го ранга Захса) в главной базе Пола.

С 1897 г. “Tegetthoff’ несет службу как брандвахтенное судно в Поле (по некоторым данным – до 1908 г. и затем с 1912 г.). В 1900 г. он, однако, был еще раз включен в Летнюю эскадру, а в 1904 г. присутствовал на торжественном спуске нового броненосца “Erzherzog Friedrich” в Триесте.

В 1906 г. “Tegetthoff” был окончательно закреплен в своей “новой должности” – устаревший броненосец исключили из списков действующего флота и назначили для специальных целей – портовой обороны в Пола. Командиром при этом должен стать соответствующий начальник флотского экипажа: в 1908 г. им был капитан 1-го ранга Гринценбергер, в августе 1909 г. – капитан 1-го ранга граф Ланьюс, в октябре 1910 г. – капитан 1-го ранга Ганза, а с 12 декабря 1912 г. – капитан 1-го ранга граф Верльфершайнт. 22 февраля 1912 г. вышло Высочайшее решение: в день спуска нового дредноута корабль должен передать ему свое славное имя и быть переименован в “Mars”. Спуск дредноута состоялся 21 марта, а с 22 марта корабль получил свое новое имя.
Начало войны старый броненосец встретил будучи брандвахтенным судном в Поле, 14 августа 1914 г. он был введен в строй флота под командованием капитана 2-го ранга Реми, а 19 августа переведен в Люсеин. С 24 декабря он нес службу как блокшив и брандвахтенное судно в канале Фазаны. В марте 1915 г. он провел опытные стрельбы новых орудий у скалы Порер, после чего отдал свои 4 орудия среднего калибра на сухопутный фронт.

Ночью 2 ноября 1916 г. итальянский миноносец “9 PN” приблизился к Фазане, имея на буксире торпедный катер “MAS-20”. Миноносец заметили и осветили с берега, однако не обстреляли, поскольку его приняли за свой. Поскольку бон под действием своей тяжести был немного притоплен, катер смог незамеченным пересечь его и войти в гавань. Он выпустил в “Mars” 2 торпеды, обе попали в цель, однако взрывов не последовало.

Продолжая использоваться как брандвахта в Фозане, с 15 сентября 1917 г. он под командованием капитан-лейтенанта Дворского одновременно служил там как учебное судно для унтер-офицеров. С апреля следующего года блокшив прикомандировали в Вал Маггиоре. Там начали разборку машин в целях заготовки цветных металлов, что сделало корабль несамоходным блокшивом. 31 октября 1918 г. в 16 ч 45 мин блокшив был окончательно исключен из списков и передан югославскому Национальному Совету.

В 1920 г. по мирному договору “Mars”- “Tegctthoff был передан Италии, где его разобрали.