Полные характеристики

Водоизмещение, т:1750 / 2090
Главные размерения, м:118,41 x 10,36 x 3,2
Скорость хода, уз:35
Дальность хода, миль:4700 (15)
Экипаж, чел.:197

Литература


Эскадренные миноносцы типа “Fubuki”

“Fubuki” 6.1926 / 15.11.1927 / 8.1928
“Shinonome” 8.1926 / 26.11.1927 / 7.1928
“Usugumo” 10.1926 / 26.12.1927 / 7.1928
“Shirakumo” 10.1926 / 27.12.1927 / 7.1928
“Isonami” 10.1926 / 24.11.1927 / 6.1928
“Shirayuki” 3.1927 / 20.3.1928 / 12.1928
“Hatsuyuki” 4.1927 / 29.9.1927 / 3.1929
“Miyuki” 4.1927 / 26.6.1928 / 6.1929
“Murakumo” 4.1927 / 27.9.1927 / 5.1928
“Uranami” 4.1927 / 29.11.1928 / 6.1929
“Shikinami” 7.1928 / 22.6.1929 / 12.1929
“Ayanami” 1.1928 / 5.10.1929 / 4.1930
“Asagiri” 12.1928 / 18.11.1929 / 6.1930
“Sagiri” 3.1929 / 23.12.1929 / 1.1931
“Yugiri” 4.1929 / 12.5.1930 / 12.1930
“Amagiri” 11.1928 / 27.2.1930 / 11.1930
“Oboro” 11.1929 / 8.11.1930 / 10.1931
“Akebono” 10.1929 / 7.11.1930 / 7.1931
“Sazanami” 2.1930 / 6.6.1931 / 5.1932
“Ushio” 12.1929 / 17.11.1930 / 11.1931

Водоизмещение: стандартное 1750 т, нормальное 2090 т.
Длина – 118,41 м. (115,3 по ватерлинии)
Ширина – 10,36 м.
Осадка – 3,2 м.
Механизмы: 4 котла “Кампон”, 2 ТЗА “Кампон”.
Мощность и скорость: 50000 л.с., 35 уз.
Запас топлива: 475 т.
Дальность плавания: 4700 миль (15 уз) или 1100 миль (34 уз).
Артиллерия:
шесть 127-мм (3х2), два 13-мм.
Торпеды:
девять 610-мм (3х3). Мины: 18.
Противолодочное вооружение: 18 глубинных бомб.
Экипаж: 197 человек.

Не будет преувеличением сказать, что данный тип явился этапным не только для японского, но и для мирового военного кораблестроения, поэтому на нем стоит остановиться подробнее. В 1922 году Япония подписала Вашингтонское Соглашение, согласно которому на класс эскадренных миноносцев ей отводилось 201600 т. С учетом того, что планами Морского Генерального штаба предусматривалось иметь в составе флота 144 эсминца, стандартное водоизмещение каждой единицы ограничивалось 1400 тоннами. Эта цифра уже считалась недостаточной для создания полноценного проекта, однако японцы решили компенсировать недостаток выделенного тоннажа качественными показателями. Кроме того, они задались целью придать эсминцам большой радиус для действий в составе флота в Тихом океане и не особенно беспокоились, если договорные ограничения будут несколько превышены. В октябре того же года был внесен на рассмотрение проект 2000-тонного корабля, вооруженного двумя спаренными 120-мм орудиями, шестью торпедными аппаратами и имевшего скорость 40 узлов. В начале 1924 г. ему присвоили спецификационный номер F 24. Проект вызвал множество дискуссий и возражений, так как водоизмещение было чересчур большим, чтобы уложиться в договорные ограничения и иметь при этом необходимые флоту 144 единицы. Флот требовал уменьшить водоизмещение минимум на 250 т. Силовая установка проектировалась на мощность 50000 л.с., что соответствовало максимальной скорости 35 узлов. Зато это позволило увеличить запас топлива, и дальность плавания возросла на 20 процентов.

Окончательный проект, получивший название “специальный тип” (Toku Gata), имел немало примечательных новшеств. Основное вооружение размещалось в герметичных башнях с противоосколочным бронированием, никогда ранее не стоявших на кораблях подобного размера. Впервые в японской практике эсминцы получили 127-мм орудия с длиной ствола 50 калибров. Орудия вели огонь 23-кг снарядами на максимальную дальность 18,1 км. Механизмы подъема стволов и подачи боезапаса были гидравлическими с электроусилением, но низкая скорость подачи снижала значимость большого угла возвышения, поэтому орудия, хотя и считались универсальными, в качестве зенитных действовали неудовлетворительно. Применение 610-мм торпед после их успешного испытания на “Муцуки”, с увеличением их числа до девяти давало огромную ударную мощь. Торпедные аппараты, до тех пор ставившиеся перед мостиком, были перенесены в среднюю часть, заняв позицию между дымовыми трубами, где они были защищены от заливания. Удобное размещение аппаратов позволило поместить мостик достаточно далеко в корму, что, вместе с широкой и “зализанной” формой носовой оконечности, сулило хорошие мореходные качества. Предназначение эсминцев для океанской службы делало необходимым создание закрытых мостиков. Пять единиц (№№ 35-390 были заказаны по программе 1923 года, а следующие четыре (№№ 40-43) по специальному распоряжению в ноябре 1925 года. После некоторых неувязок, вызванных финансовыми затруднениями, заказы продолжились, и по программе 1927 года заложили 15 единиц (две в 1927-28 гг., пять в 1928-29 гг. и по четыре в 1929-30 и 1930-31 гг.).

В 1928 г. японский флот отказался от нумерации эсминцев, поэтому в строй они вступали под именами. Так как строительство кораблей растянулось более чем на пять лет, реальные модификации начались уже с этого времени, поэтому всю серию принято условно разделять на три группы. Первые десять единиц (№№ 35-44) получили спаренные установки типа “А”, имевшие угол возвышения 40°, но имели недостаточно эффективную и недоработанную систему управления огнем, размещенную на носовой надстройке, а также бросавшиеся в глаза воздухозаборники котельных отделений, обвивавшие дымовые трубы. Вторая группа (№№ 45-54) оснащалась модернизированными 127-мм установками типа “В” с углом возвышения 75°, улучшенной системой управления огнем, что заставило сделать дополнительный уровень над ходовым мостиком, и менее заметными воздухозаборниками. Заказанные по программе 1927 года последние четыре корабля (тип “Акацуки”) имели всего три котла вместо четырех, а их носовая труба была гораздо тоньше кормовой. Помещение первого котельного отделения было приспособлено для других нужд. Они также получили защитные щиты на торпедные аппараты. В процессе постройки устаревшие 40-мм автоматы “Викерс” и 7,7-мм пулеметы исключили из состава вооружения, для их замены предназначались 13,2-мм пулеметы, но, так как последние не были готовы, пришлось вернуть слабые 7,7-миллиметровые. Когда в августе 1928 года “Фубуки” – головной корабль серии вступил в строй, его появление серьезно обеспокоило ведущие морские державы, прежде всего США и Великобританию, поскольку они не имели эсминцев современнее, чем заложенные еще в 1917 году “четырехтрубники” или их более молодые собратья типа “А”. Теперь же и те, и другие по своим тактико-техническим характеристикам были оставлены далеко позади; и это при том, что ни американцы, ни англичане не знали о применении 610-мм торпед. Все же удивительно, что западные аналитики не усомнились в декларируемом водоизмещении японских эсминцев, принимая в расчет их мощное вооружение. “Специальному типу” были свойственны недостатки, типичные для всех японских кораблей того времени, прежде всего излишний верхний вес и ухудшившаяся из-за этого остойчивость. Для достижения выдвинутых флотом высоких требований по части скорости, вооружения и дальности плавания при ограниченном водоизмещении конструкторским отделам пришлось проявить недюжинную изобретательность. Вес снижался всеми возможными способами, в частности, за счет создания облегченной силовой установки, использования легких сплавов в конструкции надстроек и широкого применения сварки при сборке корпусов. Для уменьшения трения и повышения скорости днищевые листы обшивки укладывались встык, вместо более распространенного способа внакрой. Длинный полубак, высокий мостик и орудийные башни дали не учтенные в проекте 200 т. Еще хуже ситуация была с эсминцами второй группы, так как башня типа “В” оказалась на 20 % тяжелее установки типа “А”, а мостики на один “этаж” выше. Кроме того, на их торпедные аппараты установили щиты, что дало дополнительную прибавку верхнего веса. С учетом того, что расположенная в нижней части корпуса силовая установка была облегчена и уменьшен принимаемый боезапас, эти шаги должны были бы вызвать беспокойство японских конструкторов. Тот факт, что у новых японских кораблей не все в порядке с остойчивостью, впервые проявился 12 марта 1934 года, когда миноносец “Томодзуру” всего через три недели после вступления в строй перевернулся во время маневров при штормовой погоде. Высказывались подозрения, что и новые эсминцы опасны в этом отношении, но прежде, чем что-либо было сделано, случился “инцидент с Четвертым флотом”. Результат был ужасен: “Хацуюки” и “Югири” вернулись домой с оторванными носовыми оконечностями, “Акебоно”, “Муракумо” и “Юсио” лишились части надстроек, а “Амагири”, “Оборо”, “Сираюки” и “Усугумо” получили различные повреждения корпуса. Хотя ни один из кораблей не погиб, это продемонстрировало серьезные недостатки эсминцев “специального типа”. Результатом “инцидента с Четвертым флотом” стала немедленная программа основательной реконструкции всех кораблей, построенных в конце 20-х – начале 30-х годов. В ходе ее выполнения на всех эсминцах “специального типа” были проведены заводские работы, заключавшиеся в снижении высоты мостиков и дымовых труб, уменьшении принимаемого боезапаса и увеличении запаса топлива (чтобы увеличить вес, приходящийся на нижнюю часть корпуса). Количество запасных торпед для центрального аппарата уменьшили до трех, а восемь последних кораблей получили новые башни типа “С”, с уголом возвышения стволов до 55° градусов. В дополнение к этому, были существенно усилены корпуса, а в трюм уложен балласт. В итоге водоизмещение возросло до 2090/ 2427 т, а скорость снизилась до 34 уз. После реконструкции эсминцы особого типа приспособили для применения 610-мм кислородных торпед (позднее прозванных американцами “long lance” – “длинная пика”), хотя возможно, что они и не всегда ими снабжались. В 1932-33 гг. на них исчезли переходные мостики, появились закрытые щиты на торпедных аппаратах, а переговорные трубы между ними и постом управления стрельбой заменили электрическими указателями. 7,7-мм пулеметы уступили место 13,2-миллиметровым. По новому штату экипаж состоял из 215-221 человек, что усугубило и без того тяжелые условия обитаемости.

За время военных действий их легкое зенитное вооружение постоянно усиливалось за счет увеличения количества 25-мм автоматов. Впервые этот калибр появился в 1937 году, когда на эсминцах смонтировали две спаренных установки. В 1942-43 годах, а возможно, и позднее, башня “X” была снята и заменена двумя трехствольными зенитными установками. Общее количество 25-мм автоматов достигло четырнадцати, и, кроме того, имелось еще четыре 13,2-мм пулемета. Также установили 4 бомбомета, а число глубинных бомб доведено до 36. К середине 1944 года на уцелевших кораблях (которых осталось всего двенадцать) зенитное вооружение увеличилось до двадцати двух 25-мм автоматов и шести – десяти 13,2-мм пулеметов, хотя сведений, что все корабли получили их в полном объеме, нет. Экипаж вырос до 250 человек. В конце войны на японских эсминцах стали появляться радиолокаторы. Так “Усио” получил радар типа “13”, который был установлен на грот-мачте.

В 1931 г. 12-й дивизион 2-й эскадры эсминцев (“Синономе”, “Усугумо”, “Сиракумо”) действовал в китайских водах. Позже к нему присоединились и другие эсминцы. “Миюки” погиб 15 августа 1934 году в результате столкновения с “Инадзума” юго-западнее Корейского пролива (33°с.ш., 125°30′ в.д.) во время маневров, так что во второй мировой войне приняли участие всего 23 корабля “специального типа”. Основная часть этих кораблей к началу войны входила в состав 3-й эскадры эсминцев, первоначально выделенной для оккупации Малайи. Они были организованы следующим образом: 12-й дивизион – “Муракумо”, “Синономе”, “Сиракумо”, “Усугумо”; 19-й дивизион – “Исонами”, “Уранами”, “Сикинами”, “Аянами”; 20-й дивизион – “Амагири”, “Асагири”, “Югири”. К той же операции был причастен 11-й дивизион в составе “Сагири”, “Фубуки”, “Хацуюки” и “Сираюки”. Два корабля 7-го дивизиона (“Акебоно” и “Усио”) вошли в состав отдельной группы, предназначенной для особой задачи – обстрела Мидуэя. Во время операции в Малайе “Уранами” 20 декабря потопил голландскую подводную лодку “O-20”, а 24 декабря – ее спутницу “К-XVII”. Словно в отместку, голландская летающая лодка торпедировала и потопила “Синономе” (4°24′ с.ш., 114° в.д.), на котором погибло 228 человек, а субмарина “К-XV” пустила на дно “Сагири” (1°34′ с.ш., 110°21 в.д.). 27 января “Асагири”, “Фубуки” и “Югири” потопили у побережья Малайи старый британский эсминец “Тэнет”. Перейдя в 1942 году в Голландскую Ост-Индию, эскадра прикрывала силы вторжения. Ей пришлось отражать контратаки кораблей союзников. Когда 29 февраля крейсера “Перт” и “Хьюстон” совершили налет на японский плацдарм, “Фубуки” провел неудачную торпедную атаку на неприятельские крейсера, а затем вызвал подкрепление – тяжелые крейсера “Натори”, “Микума”, “Могами” и несколько эсминцев его соединения. “Сиракумо” и “Муракумо” нанесли решающий торпедный удар по обоим крейсерам союзников и нанесли повреждения голландскому эсминцу “Эвертсен”, который сильно пострадал от артиллерийского огня и позже выбросился на берег. С японской стороны в том бою получили повреждения “Сиракумо” и”Сикинами”.

После покорения Ост-Индии флотилия направилась в Индийский океан, приняв в апреле участие в ударе по британским боевым кораблям в Бенгальском заливе. В ходе этой операции 20-й дивизион (в составе, указанном выше и “Сиракумо”) вместе с тяжелыми крейсерами потопил несколько торговых судов у индийского побережья.. В мае 1942 года 7-й дивизион (“Акебоно”, “Сазанами”, “Усио”) действовал в Коралловом море, причем “Сазанами” участвовал в спасении уцелевших с потопленного авианосца “Сёхо”. Позже дивизион был переведен в северную часть Тихого океана и совершил диверсионный рейд к Алеутским островам. В то же самое время южнее произошло сражение у Мидуэя, во время которого 11-й и 12-й дивизионы служили завесой для Соединения поддержки вторжения на Мидуэй, которым командовал сам адмирал Ямамото, а 20-й дивизион играл ту же роль в Алеутском соединении поддержки вице-адмирала Такасу. После Мидуэя 11-й, 19-й и 20-й дивизионы причислили к 1-му флоту, “Оборо” и “Усугумо” были в составе 5-го флота на Алеутах, а 7-й дивизион числился при командовании Объединенного флота. В августе, когда шла переброска войск с Борнео на Гуадалканал, 20-й дивизион (“Асагири”, “Сиракумо”, “Югири”, “Амагири”) был атакован пикирующими бомбардировщиками корпуса морской пехоты США с аэродрома Хэндерсон Филд. “Асагири” был потоплен, два других эсминца тяжело повреждены, а “Амагири” отделался легкими повреждениями. В той же операции участвовал 11-й дивизион, а 19-й дивизион действовал вместе с Авианосным соединением адмирала Нагумо. В сентябре эти корабли были задействованы для оказании поддержки Гуадалканалу, причем 5 сентября “Муракумо”, “Хацуюки” и “Юдати” потопили американские быстроходные десантные транспорты типа (переоборудованные эсминцы) “Грэгори” и “Литтли”. Октябрь стал роковым месяцем. 11 октября крейсера “Сан Франциско”, “Солт Лэйк Сити”, “Бойз”, “Хэлена” и эсминцы оперативной группы 64.2 потопили “Фубуки” у мыса Эсперанс. “Хацуюки” был поврежден, но умел отличиться, потопив эсминец “Данкэн”. На следующий день “Муракумо”, занимавшийся спасением команд, был потоплен пикирующими бомбардировщиками у острова Саво. В заключение, “Оборо”, остававшийся на Алеутах, потопили бомбардировщики 11-й воздушной армии северо-восточнее Кыски (52°17’с.ш., 178°08′ в.д.). Хотя один из шести атаковавших его В-26 был сбит, бомбы поразили корабль. Спастись удалось всего 17 морякам.

Тем временем бои у Гуадалканала продолжались. В ночь на 15 ноября мощные американские и японские силы сошлись южнее острова Саво в проливе Железное Дно. Американский флот потерял три эсминца, а японцы линейный корабль “Кирисима” и эсминец “Аянами”, потопленные линкором “Вашингтон”. Операции у Гуадалканала закончились 9 февраля. Однако транспортные операции и поддержка армии на приморских флангах продолжились на Новой Гвинее. Эскортировавший группу транспортов из Рабаула в Лаэ “Сираюки” стал одним из четырех эсминцев и восьми транспортных судов, потопленных американской и австралийской авиацией в море Бисмарка (7°15′ с.ш., 148°30′ в.д.) в марте 1943 года. “Исонами” стал следующим, сошедшим со сцены. На этот раз причиной стали торпеды американской подлодки “Тотог”, настигшие его юго-восточнее Целебеса (5°26′ с.ш., 123°04′ в.д.). В июле 1943 года “Амагири” и “Хацуюки”, вместе с другими эсминцами перевозившие войска в залив Кула, были атакованы и повреждены кораблями оперативной группы 36.1, а первый затем еще и американскими эсминцами “Николае” и “Рэдфорд”. Вскоре после этого “Хацуюки” потопила флотская и армейская авиация США на якорной стоянке острова Шортленд. Во время одного из выходов на поддержку сухопутных войск “Асагири” потопил торпедный катер “РТ 109”. Возможно, в другом случае подобный эпизод остался бы незамеченным, но этим катером командовал лейтенант Дж.Ф.Кеннеди – будущий президент Соединенных Штатов Америки. Транспортные операции стали настоящим бичом японских миноносных сил. Следующей потерей стал “Югири” – он погиб в бою с американскими эсминцами “Чарльз Осборн”, “Клакстон” и “Дайсон” в 50 милях восточнее м. Сент-Джордж (Новая Ирландия).

1944 г. стал годом наибольших успехов подводных лодок, потопивших несколько единиц “специального типа” на широких просторах Тихого океана. Первым стал “Сазанами”, торпедированный “Альбакором” южнее Япа, затем “Тотог” нанес смертельный удар по “Сиракумо” у м. Эримо на Хоккайдо. “Амагири”, спешно посланный в Индийский океан вместе с двумя другими эсминцами, в апреле подорвался на мине у Борнео. Предположительно, заграждение выставила та же “Тотог”. Далеко на севере, в Охотском море, “Усугумо” погиб от торпеды “Скэйта”. А в Южно-Китайском море “Сикинами” торпедировала подводная лодка “Гроулер”. В ходе обороны Филиппин погибли еще два эсминца. 26 октября “Уранами” был потоплен палубными самолетами TG.77.4 в 70 милях от Илоило, а 13 ноября авиация 38-го оперативного соединения настигла “Акебоно” в Маниль-ской бухте. “Усио” повредили во время нового налета и его отбуксировали в Японию на ремонт. К моменту заключения перемирия он еще не был укомплектован, и в 1948 году его разобрали. Таким образом “Усио” стал единственным кораблем этого типа, пережившим войну.