Полные характеристики

Водоизмещение, т:7800 / 10400
Главные размерения, м:183 х 17 х 5,42
Скорость хода, уз:33,5
Дальность хода, миль:8000 (19)
Запас нефти, м.куб.:1080

Литература


“Нюрнберг” оказался последним построенным германским легким крейсером. Главной причиной подобной ситуации, как это ни странно, оказался разрыв Германией версальских соглашений. Надежды на постройку “большого флота” настолько сильно овладели умами Гитлера и Редера, что еще недостаточные мощности немецкого кораблестроения были брошены на чрезвычайно трудоемкие и дорогие тяжелые крейсера. Только в 1936 г специалисты ВМФ обратили внимание своего руководства на то, что будущему “Флоту открытого моря” необходимы разведчики, а для борьбы с судоходством противника могут потребоваться не только 15000-тонные, но и более дешевые крейсера разумных размеров. Началась разработка нового проекта легкого крейсера, затянувшаяся настолько, что в конце концов ни один корабль так и не удалось даже спустить на воду.

Основными требованиями к новым кораблям стали дальность и скорость. Вооружение сразу же “зафиксировали” в виде четырех двухорудийных 150-мм башен с традиционным расположением – по 2 в носу и корме. Однако исходные требования к ходовым качествам оказались столь высокими, что даже на стадии предварительного эскиза выяснилось, что новый крейсер не удастся сконструировать в пределах 10 тысяч тонн. Это весьма странно, поскольку практически во всех основных морских державах примерно в то же время сходили со стапелей вполне удачные, хорошо сбалансированные крейсера, вооруженные 12 и даже 15 шестидюймовыми орудиями. Еще более странно то, что при этом ни защита (по требованиям – на уровне “Нюрнберга”), ни скорость (35 узлов) не представлялись из ряда вон выходящими. Предлагалось оснастить корабль достаточно простой двухвальной установкой мощностью около 100 тыс. л.с. с возможностью форсировки. Однако немецкие конструкторы утверждали, что при водоизмещении около 10 тыс. т удастся установить не более 9 пушек главного калибра, причем желательно – в трехорудийных башнях. Такое решение не устроило специалистов по вооружению, и проект пошел “на второй круг”. В августе 1936 г начали вырисовываться черты нового корабля. Он должен был иметь около 8000 т стандартного водоизмещения, скорость 35-36 уз., трехвальную ЭУ и дальность 6000 миль 20-узловым ходом. Удалось настоять и на 8-орудийном вооружении, но бронирование все еще оставалось таким же, как у “Нюрнберга”. Однако после многочисленных проработок в различных отделах водоизмещение такого корабля опять возросло почти вдвое! Вызывает удивление та беспомощность, которую продемонстрировали германские конструкторы в попытке выйти из рамок в общем-то удачного проекта своих 6-7-тысячетонных крейсеров. Прошло свыше полугода, когда в апреле 1937 г специалистам и инженерам все же удалось “договориться” на примерно 9400 тоннах, 90 тыс, л.с. и скорости 33 узла, но подобные характеристики немедленно отверг главный судья – адмирал Редер. Казалось, дело полностью зашло в тупик, когда совершенно неожиданно один из сотрудников КБ флота, инженер Дриссен, предложил собственную разработку: всего 7900 т, с трехвальной установкой в 120000 л.с. и скоростью 36 уз. Неожиданно возникшее решение настолько удовлетворило ранее несогласных друг с другом “мэтров” германского кораблестроения, что уже через 4 дня на стол Редера (почти примирившегося с тем, что требуемый им корабль просто невозможно сконструировать), лег эскизный проект. Адмирал настойчиво потребовал дать ответ, почему это вдруг удалось сделать за несколько дней то, что казалось нереальным в течение нескольких месяцев. Объяснения давались “за закрытыми дверями” и суть их осталась неизвестной. Можно лишь присоединиться к главе флота и констатировать, что далеко не все благополучно было и во внешне столь блестящей и неоднократно восхваляемой военно-технической машине фашистской Германии. Дальнейшие изменения в проекте Дриссена оказались на удивление незначительными. Главным из них являлась замена центральной турбины на дизеля примерно той же мощности, работающие на центральный вал. Такое решение предполагало большую крейсерскую дальность. В январе следующего, 1937 г была сделана робкая попытка довести в сущности слабый корабль до разумной боевой мощи, вооружив его 170-мм орудиями. Попытку быстро пресекли, посчитав, что требуемые для этого 115 т найти невозможно, также как нереально быстро разработать и пустить в производство новые пушки (которые к тому же предположительно имели бы в полтора раза меньшую скорострельность). Кроме всего прочего, начинали поджимать сроки. Хорошо осведомленный о ближайших ближайших политических решениях Гитлера, Редер хотел получить свои корабли до войны. 29 апреля 1938 г он подписал программу постройки 11 единиц в 1939-1944 гг, при среднем сроке цикла в 2 с половиной года. Теперь машина завертелась с полной скоростью: 24 мая последовал заказ на первые 4 единицы “М”, “N”, “О” и “Р”, выданный ведущим судостроительным предприятиям Германии. Первые два пришлись на долю “Дойче Верке” в Киле и верфи ВМФ в Вильгельмсхафене, а вторую пару взяла на себя верфь “Германия”. Головной корабль серии предполагалось заложить 1 ноября 1939 г, а последний, 11-й (“V”) – 1 августа 1942 г. Практически с началом войны только приступили к сбору материалов для закладки трех первых крейсеров, “М”, “N” и “О”. Очевидно, читателю уже ясны причины, по которым ни один из кораблей серии так и не построили. Может быть – к лучшему для германского флота.

Проект “М”

Корпус и бронирование Общая компоновка новых крейсеров значительно отличалась от всех предшествующих представителей этого класса в Германии. Основной причиной явилась эшелонная энергетическая установка и двухорудийные башни. По внешнему виду корабль весьма напоминал аналогичные боевые единицы остальных европейских держав (Англии, Италии и Франции). Полубачная конструкция корпуса и усовершенствованные обводы в носовой части обеспечивала хорошую мореходность. При этом корпус оставался весьма легким, полностью сварным, с двойным дном только на протяжении ЭУ и погребов.

Крейсер “М”

Броневая защита продолжала германские традиции: бортовой пояс толщиной 50 мм подкреплялся сзади скосом палубы (35 мм), обеспечивая защиту, эквивалентную 85-100 мм вертикальных плит, что в общем соответствовало бронированию основных противников. Новшеством являлась значительная высота пояса, имевшая в районе 1-го и 2-го котельного отделения величину свыше 4 м. В районе погребов пояс сужался до половины этой величины. В средней части выше главного проходил второй пояс толщиной 20-30 мм, достигавший верхней палубы. Совершенно недостаточной оставалась горизонтальная защита, сводившаяся к 20-мм броневой палубе (с уже упоминавшимися 35-мм скосами, прикрывавшими также дымоходы). Башни главного калибра имели сильно дифференцированное бронирование, от 80 мм лобовой плиты до 20 мм боков и крыши. По традиции сильно прикрывалась боевая рубка (100 мм); бронировался также расположенный на ней КДП (20 мм). В общем, защита с большим натягом соответствовала требованиям конца 30-х годов и не представляла собой ничего выдающегося.

Вооружение
На новых крейсерах удалось-таки отказаться от не вполне удобных трехорудийных башен и вернуться к традиционным для германского флота двухорудийным. В качестве прототипа была избрана установка LC/34 (угол возвышения 40 гр.), примененная на линкорах типа “Бисмарк” в качестве вспомогательного калибра. Орудия модели SKC/28 обладали более низкими баллистическими свойствами по сравнению с 60-калиберными пушками “кенигсбергов”. Их полная длина с затвором составляла всего 55 калибров, а начальная скорость упала почти на сотню метров с секунду, до 875 м/сек – нормальной скорости для крейсерских орудий того времени (что косвенно свидетельствует о неудовлетворенности немцев слишком “скоростными” пушками). Снаряд оставался прежним, но заряд весил всего 14 кг. Башня-прототип на линкорах весила около 120 т, что прежде всего обуславливалось сильным бронированием, достигавшим 140 мм для лобовой плиты. Поскольку на “М” предполагалось иметь гораздо более тонкую броню, вес двухорудийных башен не должен был превышать 90 т; вся артиллерия весила бы 360 т – меньше чем три башни “кенигсбергов” (411 т) и тем более – “Нюрнберга” (441 т). Таким образом, конструкторам удалось достичь для двухорудийных башен веса установки на одно орудие, равного аналогичному весу для трехорудийных – несомненная удача, поскольку защита их не уступала предшественникам. Система управления огнем была усовершенствована; в ее состав входили два 7-м дальномера, в переднем и заднем КДП, а также традиционно совершенная система обработки информации, хотя и уступавшая установленной на тяжелых крейсерах, но в теории превосходившая возможности и предшественников, и возможного противника. Зенитная артиллерия оставалась слабой: всего две спаренные 88-мм установки SKC/32, по одной на каждый борт. Углы обстрела в корму были отличными, чего нельзя сказать о носовых секторах, хотя единственный зенитный КДП располагался именно в передней части корабля, перед фок-мачтой. В общем, боевые возможности тяжелых зениток “М” составляли ровно половину от противосамолетной обороны британских крейсеров, имевших к тому же более мощные 102-мм пушки. Столь же недостаточным представляется количество автоматов, ограниченное четырьмя спаренными 37-мм установками SKC/30, к тому же недостаточными надежными на службе (хотя и имевшими высокие потенциальные возможности). Несомненно, что если бы крейсера реально строились, то они получили бы дополнительное легкое зенитное вооружение. Активную силу крейсера дополняли два счетверенных торпедных аппарата с 4 запасными торпедами. Для них предусматривалось два специальных КДП с 4-м дальномерами по бокам от передней трубы и свой вычислительный центр под броневой палубой германские традиции, предусматривавшие отличное управление торпедной стрельбой, сохранились и здесь. Между трубами располагалась катапульта и ангар на 2 гидросамолета.

Общая оценка проекта
В итоге долгих дебатов и инженерных проработок немцам удалось создать приемлемый проект крейсера, в общем отвечающий требованиям конца 30-х годов. При этом к несомненным его достоинствам можно отнести только весьма совершенную систему управления огнем и большую дальность (правда, только в теории). Действительно, вес артиллерийского оборудования и систем стабилизации (около 220 т) составлял более половины от веса самой артиллерии (457 т без боезапаса). Видимо, в артиллерийском поединке от “М” следовало ожидать хорошего процента попаданий. В остальном же германский проект весьма далек от идеала. Как уже отмечалось выше, его вертикальное бронирование в лучшем случае примерно эквивалентно французским легким крейсерам типа “Ля Галиссонье” (7600 т) и британским “колониям” (тип “Фиджи”, 8500 т), а горизонтальное уступает им в 1,5-2 раза. По вооружению немецкий корабль явился бы самым слабым среди современников, за исключением более защищенных итальянцев, уступая своим противникам на 1-3 орудия, стрелявшие к тому же снарядами большего веса. Вопрос о скорости является весьма спорным. “М” имел бы теоретическое преимущество в 2-3 узла перед британскими крейсерами и, возможно, в 0,5-1 узел – перед французскими, однако рассуждения этого рода остаются лишь умозрительными, поскольку реальный ход, превышающий 30 узлов, во многом зависит от конкретного состояния корабля и в особенности от работоспособности его энергетической установки. Наличие комбинированной турбинно-дизельной установки обеспечивало большую дальность, однако всего лишь сравнимую с чисто турбинными четырехвальными кораблями союзников. Переключение с экономичного на полный ход требовало значительных задержек и создавало трудности в совместном плавании с чисто турбинными или чисто дизельными единицами. Добавив к этому чрезвычайно слабое зенитное вооружение, можно сделать вывод о невысокой боевой ценности “М” в случае действий вместе с флотом в европейских водах. Гораздо больше крейсер подходил для действий в качестве рейдера, хотя его следует признать либо слишком большим и дорогим (предполагаемая стоимость не менее 55 млн. рейхсмарок – 2/3 от стоимости “Хиппера” или “карманного линкора”) для “сражения” с неохраняемыми транспортами или легкими кораблями прикрытия, и недостаточно сильным для боя даже с одним крейсером противника вдали от своих баз. Суммируя сказанное, можно отметить, что последний реальный проект германского легкого крейсера, находившийся на пороге осуществления, не являлся скольнибудь заметной вехой в истории военного кораблестроения.

Дальнейшие разработки
Проектирование легких крейсеров в Германии не завершилось на типе “М”. Еще до принятия окончательного решения о постройке, летом 1937 г был объявлен конкурс на лучший проект призванного заменить их следующего типа, главный приз в котором составлял 200 тыс. марок. Проектное задание, к которому допустили лишь узкий круг “проверенных” конструкторов, предполагало водоизмещение менее 8000 т, скорость 35-36 уз., дальность 6000 миль при 19 уз., бронирование и вооружение – как у “М”. (Совершенно непонятно, почему немцам потребовалось создавать новый проект с теми же данными, что и только что разработанный – разве что “М” все же не отвечал предъявленным к нему требованиям?) В условиях строгой секретности на конкурс было представлено всего 4 проекта, один из которых представлял собой незаконченный эскиз. Комбинированная дизельно-турбинная установка проекта “Зееадлер” (8400 т) отличалась исключительно длинным центральным валопроводом, поскольку переднее турбинное отделение располагалось прямо под передней надстройкой – сколь уникальный, столь же и нелепый вариант. Единственным достоинством “Зееадлера” являлась более продуманная по сравнению с “М” подводная защита. Проект “Вер Дих” просто являлся шагом назад, поскольку при водоизмещении 8130 т предполагалось иметь только 32,5 уз. при худшей защите, чем у “М” (палуба не имела скосов). Третий проект, “дизельного крейсера”, в соответствии со своим названием предлагал чисто дизельную ЭУ, большой вес которой доводил водоизмещение почти до 9000 т. Винты располагались в специальных туннелях, причем между краем лопастей и “трубой” оставалось всего 5 см, что, несомненно, привело бы к сильной вибрации, не говоря уже о большой опасности повреждения в бою. Вооружение должно было состоять из 9 пушек в трехорудийных башнях (две в носу, одна в корме). Последний, незавершенный проект также представлял собой полностью дизельный корабль, единственным достоинством которого было тщательное разделение ЭУ (каждый из 9 дизелей, работавших на 3 вала, находился в отдельном водонепроницаемом помещении). Итоги конкурса явно отрицательно характеризуют состояние конструкторской мысли в Германии в конце 30- х годов, поскольку все проекты уступали и так не слишком удачному “М”. Единственными плодами его явились отдельные технические решения могли оказаться полезными при постройке уже утвержденных кораблей. Потерпев фактическую неудачу в создании “стандартного” легкого крейсера, конструкторский отдел флота обратил свое внимание на разработку принципиально нового корабля, названного “разведывательным крейсером-38”, и представлявшего собой в сущности очень крупный лидер. Техническое задание предусматривало скорость свыше 35 уз., вооружение из шести 150-мм орудий в трех двухорудийных башнях (2 из них в корме), при скорее символической (12-18-мм) защите и водоизмещении менее 5000 т. Специально оговаривалось, что “разведчик” должен иметь достаточную мореходность для действий в Атлантике. Перекраивание проекта привело к появлению “разведывательного крейсера-39”, с несколько лучшей защитой (50-мм пояс и 12- 25-мм палуба) и более сильным зенитным вооружением. На сей раз две башни помещались в носу и одна в корме. Крейсер-лидер должен был нести один гидросамолет. Платой за весьма относительную боевую устойчивость явилось водоизмещение, которое в полном грузу предполагалось равным 7550 т, и скорость, достигавшая теперь лишь 31 уз. (хотя машины мощностью в 110 тыс. л.с. предполагали возможность форсировки). Уже шла война, и “упражнения” проектировщиков носили теперь в сосновном чисто теоретический характер. Проект “разведчика-39” плавно перетек в чертежи “разведывательного крейсера-40”, примерно тех же размеров. Одна из башен вновь перекочевала из носа в корму, а место самолета заняли торпедные аппараты. Более тщательно спроектированная дизельно-турбинная ЭУ обещала большую дальность и относительно приемлемую скорость (31-32 уз.). Проект заслуживает несомненного интереса, как попытка создать универсальный легкий корабль, пригодный для разведки и рейдерских действий, меньший по размерам, чем “стандартный” крейсер, но более сильный в бою, чем несколько эсминцев. Разработки такого рода в Голландии привели к появлению легких крейсеров-лидеров “Тромп” и “Химскерк”, привлекших пристальное внимание специалистов. Немецкий проект выглядит менее удачным, поскольку в погоне за большой дальностью значительно возросли размеры и стоимость корабля, главным достоинством которого как раз предполагалась дешевизна. К тому же его скорость уже не спасала от поединков с большими крейсерами, из которых у “разведчика” оставалось мало шансов выйти “живым”. На сей раз совершенно неожиданной дело чуть было не дошло до реализации. В феврале 1941 г последовал заказ верфи “Германия” на 3 разведчика, получившие обозначения “SP-1” – “SP-3”. Для них были собраны некоторые материалы, а в декабре того же года последовал заказ на двигатели для следующих трех единиц. Однако сами судостроительные работы фактически не начинались, и в апреле 1942 г последовал естественный исход – программу полностью отменили. На том окончательно завершилась история создания германских легких крейсеров

Размеры:
Водоизмещение, т:
Стандартное – 7800
Полное – 10400
Длина, м:
По ВЛ – 178
Максимальная – 183
Ширина, м – 17
Осадка, м – 5,42
Энергетическая установка: Тип КТУ (4 котла Вагнера) + Дизели
Мощность, л.с. – 100000 + 16500
Кол-во валов – 3
Скорость, дальность плавания, автономность:
Скорость, узл.:
Максимальная – 33,5
Под дизелями – 19
Дальность плавания, миль:
Проектная – 8000 (19 уз.)
Запас нефти, м.куб. – 1080
Запас ДТ, м.куб. – 520
Вооружение:
Артиллерийское:
(Калибр, мм / К-во башен х К-во стволов / Модель / Боезапас) 150 мм – 4х2 / SKC/28 88 мм – 4 / SKC/32 37 мм – 8
Торпедное, противолодочное, минное: (Тип / Тип ПУ / К-во ПУ х К-во направляющих / Модель / Боезапас) ТА – 2х4
Мины – 160
Бронирование, мм:
Борт – 30-50
Палуба – 20-35
Башни – 20-80
Рубка – 100