Полные характеристики

Водоизмещение, т:3101 / 4069
Главные размерения, м:107,4 х 7,9 х 5,7
Предельная глубина погружения, м:300
Экипаж, чел:104 (24)
Скорость хода, уз:15,5 / 30

Литература


ПЛАТ – Проект 627, 627А “Кит”

К-3 “Ленинский комсомол” 24.9.1955 / 9.10.1957 / 17.12.1958
К-5 13.8.1956 / 1.9.1958 / 27.12.1959
К-8 9.9.1957 / 31.5.1959 / 31.12.1959
К-14 2.9.1958 / 16.8.1959 / 30.12.1959
К-52 8.7.1959 / 28.8.1960 / 10.12.1960
К-21 2.4.1960 / 18.6.1961 / 31.10.1961
К-11 31.10.1960 / 1.9.1961 / 30.12.1961
К-133 3.7.1961 / 5.7.1962 / 29.10.1962
К-181 15.11.1961 / 7.9.1962 / 27.12.1962
К-115 4.4.1962 / 22.10.1962 / 31.12.1962
К-159 15.8.1962 / 6.6.1963 / 9.10.1963
К-42 “Ростовский комсомолец” 28.11.1962 / 17.8.1963 / 30.11.1963
К-50 14.3.1962 / 16.12.1963 / 18.7.1964

В США программу создания ПЛА разработали в декабре 1945 года, а со следующего года работы по ее реализации пошли ускоренными темпами. Уже в 1948 году был закончен проект АЭУ, и 14 июня 1952 года на верфи “Электрик Боут Дивижн” фирмы “Дженерал Дайнэмикс Корпорейшн” в г. Гротон состоялась закладка первой в мире ПЛА “Наутилус”. В сентябре 1955 г. – через девять лет после начала работ – она вошла в состав ВМС США. Не смотря на секретность об этих работах знали в СССР. И 9 сентября 1952 года, когда работы в США перешли в стадию практической реализации. И.В.Сталиным было подписано постановление Совета Министров СССР, в соответствии с которым в г. Москве сформировали две группы специалистов: одну – для выполнения проектных проработок ППА, другую – для проработок ее АЭУ. Руководство первой группы поручили инженеру-кораблестроителю капитану 1 ранга В.Н.Перегудову, а группу энергетиков возглавил Н.А.Доллежаль, впоследствии академик Академии наук СССР. Общим научным руководителем работ по созданию АЭУ и ППА назначили директора Института атомной энергии АН СССР академика А.П.Александрова.

Работы группы проектантов ПЛА и ее АЭУ велись параллельно и носили поисковый характер. Учитывая особую секретность работ, круг привлекаемых специалистов был весьма ограничен. Даже специалисты командного профиля ВМФ в этот период не участвовали в выполнении проработок и выработке требований к тактико-техническим элементам (ТТЭ) ПЛА. К марту 1953 года проработки ПЛА были выполнены в объеме предэскизного проекта. По первоначальному замыслу, она предназначалась для нанесения удара по прибрежным районам противника специальной торпедой Т-15 (калибр 1550 мм, длина около 24 м) с ядерной боевой частью (БР тогда как оружие ПЛ еще не рассматривалось). Торпеды обычного калибра 533 мм – включались в состав вооружения как средство самообороны.

Первая ПЛА должна была иметь скорость хода до 25 узлов, с которой она могла бы длительно двигаться в подводном положении. Всего же продолжительность подводного плавания должна была составлять до 50-60 суток. Глубина погружения у первой отечественной ПЛА по сравнению с подводными лодками периода ВМВ возрастала а полтора раза. Вместе с тем технические решения по первой ПЛА сохраняли подходы, характерные для ДПЛ (ДПЛ пр.611 приняли в качестве прототипа). В частности, сохранилась принципиальная компоновка корабля, электроэнергетическая система строилась на применении постоянного тога, использовалась часть однотипного оборудования и приборов. Применение постоянного тока объяснялось и желанием упростить схему резервного питания от аккумуляторных батарей, особенно для циркуляционных насосов первого контура реакторов.

Разработка проекта опытной ПЛА пр.627, шифр “Кит” (по классификации НАТО – November) была поручена Специальному конструкторскому бюро 143 (позже ПКБ “Малахит”). созданному в 1948 году в г.Ленинграде для проектирования скоростных ПЛ с ЭУ новых типов. В 1948-1953 годах В СКБ-143 велись работы по ПЛ с ПГТУ пр.617. Начальником СКБ-143 и главным конструктором ПЛА пр.627 назначили В.Н.Перегудова. С марта 1953-го по май 1954 года в СКБ-14З был разработан эскизный и технический проекты опытной ПЛА. Ведущие научно-исследовательские и проектно-конструкторские организации промышленности выполнили необходимый комплекс экспериментальных и опытно-конструкторских работ по отработке технических решений, созданию оборудования, вооружения и конструкционных материалов. Ключевой задачей являлась разработка АЭУ и комплекса связанного с ней оборудования. Проектирование АЭУ велось под руководством Института атомной энергии АН СССР. Паропроизводящую установку разрабатывал НИИ-8 Минсредмаша во главе с Н.А.Доллежалем. Совместно с НИИ-8 СКБ котлостроенпя Балтийского завода имени С.Орджоникидзе работало над созданием парогенераторов (главный конструктор Г.А.Гасанов), а Особое конструкторское бюро Ленинградского Кировского завода (ОКБ ЛКЗ) насосов первого контура (главный конструктор Н.М .Синев). Разработку паротурбинной установки осуществляло Специальное конструкторское бюро Кировского завода (главный конструктор М.А.Казак) при участии специалистов-энергетиков СКБ-143, возглавляемых Г.А.Вороничем. Крупным недостатком принятой в проекте схемы электроэнергетической установки явились навесные электрогенераторы, которые работали от главных турбозубчатых агрегатов, то есть только на ходу корабля. Продолжительность нахождения на стопе или на заднем ходу определялась емкостью резервных аккумуляторных батарей. Увеличение глубины погружения ПЛ потребовало создания новой стали АК-25, которая была получена доработкой одной из марок броневой стали. Разработка стали была проведена в ЦНИИ-48 минсудпрома (директор Г.И.Копырин). Хотя отработка гидродинамики ПЛА, имевшей нетрадиционную форму корпуса, ограждения рубки и кормового оперений, велась параллельно специалистами ЦНИИ-45 и ЦАГИ, но выбранная схема, особенно кормовой оконечности, оказалась далека от совершенства и на практике оказалась даже хуже, чем у ПЛА США первого поколения, имевших, как известно, вначале обычную “дизельную” архитектуру корпуса. Важной проблемой стало обеспечение жизнедеятельности личного состава ПЛА в условиях длительного пребывания в герметичных помещениях, не имеющих связи с атмосферой, в условиях воздействия работающей АЭУ и другого оборудования. Хотя и была разработана комплексная система кондиционирования и вентиляции, обеспечивающая комфортные температурно-влажностные параметры воздуха и обеспечивающая жизнедеятельность экипажа,но она имела и крупный недостаток из-за использования в ней пожароопасного химического способа поглощения углекислого газа и пополнения кислорода. Именно химические поглотители послужили причиной ряда катастрофических пожаров на ПЛА первого поколения.

В июле 1954 года к работам по созданию ПЛА была привлечена экспертная группа моряков оперативного профиля, которая отметила в своем заключении проблематичность эффективного использования корабля по основному назначению (обстрел берега ядерными торпедами Т-15). Кроме того, в заключении экспертной группы отмечалось недостаточная величина скорости полного хода, принятого состава оружия самообороны (два 533-мм ТА и две торпеды) и ряд других недоработок. В окончательном варианте с ПЛА пр.627 торпеды Т-15 были сняты, а вместо них разместили восемь 533-мм ТА с общим боекомплектом 20 торпед. Впервые в отечественной практике обеспечивалась стрельба на глубинах до 100м. С ПЛ могли использоваться все типы существовавших торпед. Выработка данных для стрельбы осуществлялась автоматически системой “Торий”. В новом варианте ПЛА предназначалась для борьбы с боевыми кораблями и транспортами противника на океанских и удаленных морских коммуникациях.

Гидроакустическое вооружение включало ГАС “Арктика-М”, обеспечивавшую обнаружение целей и определение их координат в режимах эхо- и шумопеленгования. ГАС обнаружения гидроакустических сигналов и звукоподводной связи “Свет”, шумопеленгаторную станцию “Марс-16КП” и ГАС обнаружения подводных препятствий “Луч”. В состав радиолокационного вооружения входили станция обнаружения надводных целей и управления торпедной стрельбой “Призма’ и станция обнаружения работающих РЛС “Накат”. Средства радиосвязи состояли из комплектов приемной и передающей аппаратуры, аналогичных установленным на ДПЛ пр. 611 и 613 . Штурманское вооружение дополнили навигационным комплексом “Плутон”, обеспечивавшим кораблевождение и использование торпедного оружия при плавании в пределах 80 градусов северной и южной широт. Конструктивно ПЛА имела: двухкорпусную архитектуру, удлиненный корпус (отношение длины к ширине – 13.3) с протяженной (около половины длины) цилиндрической вставкой и поперечными сечениями, близкими к круговым, эллипсовидную форму носовой оконечности и “плоские” обводы кормы, которые обеспечивали размещение двухвальной установки. Характерные обтекаемые обводы легкого корпуса, ограждения рубки и выступающих частей, стали впоследствии отличительной чертой ПЛА спроектированных СКБ-143.

Прочный корпус ПЛА разделялся на девять отсеков:
1 – носовой торпедный,
2 – аккумуляторный и жилой,
3 – отсек центрального поста,
4 – отсек вспомогательного оборудования,
5 – реакторный,
6 – турбинный,
7 – электромеханический,
8 и 9 – жилые и корабельных систем.

АЭУ включала два реактора с парогенераторами и столько же турбозубчатых агрегатов. Реакторы паропроизводящей установки марки ВМ-А водо-водяного типа устанавливались последовательно друг за другом в диаметральной плоскости корабля, а парогенераторы располагались побортно от них. Реакторный отсек оборудован железоводной биологической защитой которая обеспечивала радиационную безопасность на корабле. Расчетная мощность полного хода, при 100% мощности реакторов, составляла 35000 л.с. По компактности и удельной мощности отечественная АЭУ не имела себе равных. Лидерство ВМФ СССР в этом вопросе сохранялось неизменным всегда, хотя эти качества были “куплены” ценой повышенной виброактивности более легких механизмов. Рациональность компоновки помещений впервые достигалась отработкой размещения оборудования на натурных макетах, выполнявшихся для всех отсеков подводной лодки. Всё же в целях повышения акустической скрытности, основное оборудование амортизировалось, применялись вибродемпфирующие покрытия, легкий корпус имел противогидролокационное покрытие, устанавливались малошумные гребные винты и др. В результате подводная шумность ПЛА проекта 627 при движении средним ходом на перископной глубине оказалась даже ниже, чем у ДПЛ пр.611 и 613. Однако по своим акустическим характеристикам первые ПЛА СССР значительно уступали таковым из ВМС США. Но в тот период проблема акустической скрытности еще не представлялась проектантам ПЛА первоочередной.

В июне 1954 года на СМП (тогда ССЗ N 402) в обстановке строжайшей секретности и в специально отгороженной части одного из цехов началась постройка опытной ПЛА пр.627. Одновременно в г. Обнинске создавался наземный прототип АЭУ, который уже в начале 1956 года вывели на энергетический уровень мощности. Программа создания ПЛА была возведена в ранг национальной задачи и постоянно контролировалась правительством и политическим руководством страны. Сама торжественная церемония закладки ПЛА пр.627 состоялась 24 сентября 1955 года. Быстрые темпы строительства позволили спустить ее на воду 9 августа 1957 года в высокой степени готовности. 14 сентября этого года был произведён физический пуск корабельных реакторов с выходом их на минимально контролируемый уровень мощности. В ходе испытаний корабль и его ЭУ осваивал экипаж. Его подразделения и службы возглавили преимущественно молодые офицеры, прошедшие требовательную систему конкурсного отбора. Подготовка и обучение личного состава электромеханической боевой части, обслуживавшего АЭУ, проходили на натурном стенде в г. Обнинске под непосредственном руководством академика А.П. Александрова.

Первым командиром ПЛА проекта 627, получившей тактический номер К-З, назначили опытного подводника капитана 1 ранга Л. Г.Осипенко, а командиром электромеханической боевой части инженер-капитан 2 ранга Б.П. Акулова. 4 июля 1958 года в 10 часов 3 минуты впервые в истории отечественного флота был дан ход под атомной энергетической установкой. Во время ходовых испытаний АЭУ подтвердила свою работоспособность в реальных морских условиях, в том числе при качке, крене и дифференте, а также при погружении на предельную глубину. АЭУ оказалась хорошо управляемой и устойчивой в работе. В период испытаний мощность АЭУ ограничивалась 60% от номинальной . При этом была получена скорость 23.3 узла, что превышало расчетную величину для этой мощности на 3 узла. При выводе АЭУ на полную мощность скорость составила бы 28 -30 узлов. Опытная эксплуатация ПЛА в составе ВМФ СССР началась в январе 1959 года. Во время нее были проведены первые опытные операции по перегрузке активных зон реакторов.

Основные ТТХ АПЛ пр.627

Длина наибольшая – 107,4 м
Ширина наибольшая – 7,9 м
Осадка по КВЛ – 5,7 м
Водоизмещение: надводное – 3101 т
Водоизмещение: подводное – 4069 т
Скорость полная. надводная – 15,5 узл.
Скорость полная. подводная – 30 узл.
Предельная глубина погружения – 300 м
Рабочая глубина погружения – 240 м
Экипаж всего(офицер.) – 104 (24)
Автономность – 50 сут.

По ряду своих ТТЭ опытная ПЛА пр.627 превосходила и своего зарубежного аналога – “Наутилус”. Однако техника была еще недостаточно отработана и надежна. Основной проблемой АЭУ первых советских ПЛА, доставившей наибольшие хлопоты морякам и корабелам, стало обеспечение надежной работы парогенераторов АЭУ. Дело в том, что, как правило, через несколько сот часов работы в трубных пучках парогенераторов образовались трещины, через которые вода первого контура проникала во второй, вызывая в нём повышение радиоактивности. Характерно, что на наземном прототипе АЭУ такой проблемы не возникало. Только в начале 60-х годов эта проблема была полностью решена и надежность парогенераторов была доведена до нужного уровня. Надо отметить, что недостаточная надежность именно АЭУ не позволила послать в Атлантику ни одну ПЛА ВМФ СССР во время Кубинского кризиса, хотя в строю их формально числилось только на СФ в то время около десятка. За успешное освоение новой техники командира К-3 капитана 1 ранга Л.Г.Осипенко в июле 1959 года удостоили звания Героя Советского Союза, а многих членов экипажа наградили орденами и медалями. За создание первой советской атомной подводной лодки в 1959 году главному конструктору ПЛА пр.627 В.Н.Перегудову присвоили звание Героя Социалистического Труда.

В создании первенца отечественного атомного флота приняли участие около 135 предприятий и организаций всей страны, в том числе 20 конструкторских бюро, 35 научно-сследовательских институтов и около 80 заводов-поставщиков оборудования. Всего за шесть лет удалось решить сложнейшую инженерную задачу, сопоставимую по своей новизне разве что с созданием первых космических кораблей. После завершения опытной эксплуатации, отработки конструкций и механизмов в середине 1962 года К-3 специально подготовили к выполнению первого в истории отечественного подводного флота похода к Северному полюсу. 11 июля ПЛА вышла из базы и 15 июля К-3 впервые всплыла в полынье на 84-м градусе северной широты, и на льду установили Государственный флаг Союза ССР. 17 июля 1962 года ПЛА достигла Северного полюса. Однако всплыть из-за сплошного ледового покрова, толщина которого достигла 12 метров, не удалось. 21 июля 1962 года К-3, которой вскоре после этого похода присвоили имя “Ленинский комсомол”, ставшее известным всему миру, возвратилась в Йоканьгу. Корабль встречали члены правительства во главе с Председателем Совета Министров СССР Н.С.Хрущевым. Прямо на пирсе всем членам экипажа и научной группы, участвовавшим в походе, вручили правительственные награды. Руководителю похода контр-адмиралу А.И.Петелину, командиру ПЛА капитану 2 ранга Л.М.Жильцову и командиру электромеханической боевой части инженер-капитану 2 ранга Р.А.Тимофееву присвоили звание Героев Советского Союза. С учетом опыта разработки проекта первой ПЛА 22 октября 1955 года Совет Министров СССР принял постановление о создании серийных ПЛА с торпедным вооружением (ПЛАТ) пр.627А, шифр “Кит”. Проектирование этих кораблей осуществлялось в том же ПКБ и велось под наблюдением специалистов ВМФ. Главный наблюдающий от ВМФ капитан 2 ранга И.Ф.Бовыкин, затем капитан 2 ранга Б.Ф.Васильев. В проекте серийных ПЛАТ сохранили основные технические решения, оборудование, главную энергетическую установку и вооружение, принятые на опытной ПЛА пр.627. Вместе с тем в них реализовали мероприятия по повышению живучести ПЛ, надежности ее оборудования, изменили состав штурманского вооружения и т.д. По своим ТТЭ ПЛАТ пр.627А практически не отличалась от опытной ПЛА.

В августе 1956 года на СМП заложили головную ПЛАТ пр.627А К-5. В сентябре 1958 года ее спустили на воду, а 27 декабря 1959 года первая серийная ПЛА была приняла в состав ВМФ. В ходе испытаний мощность ЭУ ограничилась 80% от номинальной. При этом впервые в отечественном подводном флоте была достигнута длительная скорость подводного хода 28 узлов. Всего по пр.627А на СМП с 1956 по 1964 годы было построено для ВМФ СССР 12 ПЛАТ. Интересно отметить, что в США в это время к крупносерийной постройке ПЛА еще не приступили. Там продолжались поиски наиболее перспективных типов ПЛА и если и велось строительство, то ограниченными сериями (4 ПЛАТ “Скейт” 1958 год, 5 ПЛАТ “Скипджек” 1959 г.). Только после создания ПЛАТ типа “Трешер” в 1962 году был, наконец, завершен поиск оптимального типа ПЛАТ для последующего крупносерийного строительства и который в последующим с небольшими изменениями повторялся во всех проектах. Причем каплевидная форма корпуса этих ПЛАТ отрабатывалась на специальной опытной одновальной ДПЛ “Альбакор”. Эта форма корпуса в дальнейшем стала даже именоваться “альбакоровской”. Конечно такой подход к созданию атомного подводного флота был более взвешенным и рациональным, но в тогдашних условиях в нашей стране он был невозможен: около первого лица государства – Н.С.Хрущева было большое количество руководителей на всех уровнях желавших для получения очередной награды и похвалы доложить о “быстром и широком внедрении результатов научно-технической революции в ВМФ”. Были и другие объективные и субъективные причины.

В процессе строительства в пр.627А вносились изменения. Так для создания более благоприятных условий работы ГАС “Арктика” ее антенну перенесли из ограждения рубки в килевую часть носовой оконечности, где сформировали выступающий за круговые обводы наплыв. Над ТА разместили антенну новой шумопеленгаторной станции МГ-10. Впоследствии К-3 и первые серийные ПЛАТ пр.627А модернизировали таким же образом. В начале 60-х годов основные проблемы обеспечения надежной эксплуатации ПЛА и их энергетических установок удалось решить. Это позволило совершить ряд дальних походов, в том числе и подледных плаваний. В сентябре 1963 года К-115 под командованием капитана 2 ранга Р.Дубяги (старший на борту капитан 1 ранга В.Кичев) совершила переход из Баренцева моря в Тихий океан. Поход проходил подо льдами Северного Ледовитого океана. Спустя год после похода К-3, во второй половине сентября 1963 года, ПЛ К-181 под командованием капитана 2 ранга Ю.А.Сысоева совершила новый арктический поход и 29 сентября всплыла точно в географической точке Северного полюса. ПЛАТ К-21 принимал от завода капитан 3 ранга В.Н.Чернавин (будущий последний Главнокомандующий ВМФ СССР). Она восприняла гвардейское звание и орден Красного Знамени от знаменитой лодки К-21, отличившейся в годы Великой Отечественной войны. ПЛАТ К-21 первой выполнила поход на полную автономность -50 суток. Любопытно, что в дальний поход лодку выпустить побоялись и она “крутилась” под водой в Баренцевом море. Проводилась проверка возможности использования ПЛАТ в тропических условиях. В 1963 году К-133 совершила поход в экваториальный район Атлантики. В феврале – марте 1966 года эта же ПЛАТ под командованием капитана 2 ранга Л.Н.Столярова участвовала в групповом кругосветном плавании. Тогда ПЛАТ в подводном положении преодолела около 20000 миль за 54 суток.

Служба ПЛАТ пр.627А не обошлась без потерь. Так ПЛАТ К-8 затонула 12.04.1970 года во время учений “Океан” в 2 часа 15 минут к юго-западу от Англии, в Бискайском заливе, после пожара, возникшего в подводном положении. Причина – возгорание патронов регенерации воздуха (тех самых химических поглотителей о которых было сказано выше). Лодка всплыла, ее пытались взять на буксир подоспевшие корабли, но этому помешал сильный шторм.

ПЛАТ – Проект 645ЖМТ “Кит”

К-27 15.06.1958 / 01.04.1962 / 30.10.1963

На первых атомных подводных лодках как в СССР, так и в США были использованы паропроизводящие установки с водоводяными реакторами. Однако в 1957 году в состав американских ВМС вошел второй опытный атомоход – “Сивульф”, оснащенный реактором с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ). Применение реакторов с ЖМТ позволяло улучшить КПД энергетической установки за счет более высокой температуры теплоносителя на выходе из реактора и повышения температуры перегретого пара. Работы над корабельным реактором аналогичного типа начались в СССР в 1955 году. 22 октября 1955 г. вышло партийно-правительственное постановление о создании опытной атомной торпедной подводной лодки проекта 645 с 2-х реакторной паро-производящей установкой с жидкометаллическим теплоносителем (сплав свинец-висмут). Первоначально разработка АПЛ осуществлялась под руководством главного конструктора В.Н.Перегудова, в 1956 году его сменил А.К.Назаров. Главными наблюдающими от ВМФ были А.Н.Донченко и А.С.Губкин. Тактико-техническое задание на новую лодку не выдавалось, работы были начаты непосредственно со стадии технического проекта: предполагалась, что АПЛ пр. 645 должна была отличаться от лодки 627-го проекта лишь энергетической установкой, что позволило бы с максимальной объективностью оценить достоинства ГЭУ с жидкометаллическим теплоносителем. Однако полностью этот замысел осуществить не удалось. В проект корабля вносились изменения, обусловленные опытом эксплуатации первых атомоходов, а также результатами испытаний опытной ядерной энергетической установки с жидкометаллическим теплоносителем на стенде физико-энергетического института.

Работы по техническому проекту АПЛ были закончены осенью 1956 года. Следует заметить, что при этом не ставились жесткие требования по шумности лодки и влиянию ее акустических помех на работу бортовых гидроакустических станций. В рамках проектирования были выполнены лишь расчеты критических оборотов гребных винтов и воздушного шума в отсеках корабля. В ноябре 1957 г. были выпущены рабочие чертежи, а 15 июня 1958 г. в Северодвинске была проведена закладка опытного атомохода. Его спуск на воду состоялся 1 апреля 1962 г., а 30 октября 1963 г. АПЛ проекта 645 с тактическим номером К-27 была включена в состав ВМФ. За освоение новой техники в 1966 г. командиру АПЛ было присвоено звание Герой Советского Союза.

Как и корабли 627-го проекта, новая АПЛ предназначалась для борьбы с надводными кораблями и транспортными судами противника при действиях на океанских и удаленных морских театрах. Прочный корпус подводной лодки был выполнен из нового сплава стали с пределом текучести 60 кгс/м.кв. Еще одним нововведением по сравнению с проектом 627 явилось применение плоских межотсечных переборок, способных выдерживать давление 12,5 кгс/см.кв, что обеспечивало аварийное всплытие с глубины до 100 м при затоплении любого из отсеков. Для изготовления легкого корпуса, балластных цистерн, ограждения рубки и оконечностей корабля была впервые применена маломагнитная сталь с пределом текучести 40 кгс/м.кв. Это позволило при той же величине магнитного поля АПЛ почти вдвое уменьшить массу размагничивающего устройства, на 50% сократить потребляемую им мощность и в два раза –
число отверстий в прочном корпусе для прохода кабеля размагничивающего устройства.

Прочный корпус лодки делился на девять водонепроницаемых отсеков несколько иного, чем на проекте 627, расположения:
1-й – торпедный
2-й – аккумуляторный и жилой
3-й – центральный пост
4-й – реакторный
5-й – турбогенераторный (в нем размещались также холодильные установки и вспомогательные механизмы)
6-й – турбинный
7-й – электродвигательный
8-и – жилой (в нем, также, были размещены холодильники)
9-й – жилой (в нем размещались и рулевые машины)

Перемещение тяжелых реакторов ближе к носу корабля позволило улучшить дифферентовку, однако такое компоновочное решение одновременно ухудшило условия обеспечения радиационной безопасности центрального отсека, а радиолокационную и радиорубку потребовалось перенести на нижнюю палубу. Главная энергетическая установка мощностью 35.000 л. с. состояла из 2-х реакторной паропроизводящей и двухвальной паротурбинной установок, двух автономных (а не навесных, как на АПЛ 627-го проекта) турбогенераторов и аккумуляторной батареи. Входящие в состав ГЭУ два ядерных реактора ВТ-1 с жидкометаллическим теплоносителем свинец-висмут имели суммарную мощность 146 мВт. Температура теплоносителя на выходе из реактора составляла 440°С, а температура перегретого пара до 355°С. Реакторы обладали рядом эксплуатационных преимуществ. В частности, их расхолаживание осуществлялось без использования парогенераторов и насосов первого контура за счет естественной циркуляции сплава и включения каналов расхолаживания. Исключалась возможность распространения радиоактивности во второй контур и в энергетические отсеки в случае нарушения плотности парогенераторов в результате большего давления во втором контуре по сравнению с первым. В составе автономного турбогенератора (АТГ) входила однокорпусная активная турбина с редуктором, конденсатор и электрический генератор постоянного тока. На АТГ правого борта был применен планетарный редуктор. Мощность на клеммах составляла 1600 кВт при напряжении тока 320 В и частоте вращения 1500 оборотов в минуту. Автономные турбогенераторы позволяли осуществлять широкое маневрирование подводной лодки при любых режимах работы ГЭУ и длительном ходе под гребными электродвигателями при выходе из строя обоих главных турбозубчатых агрегатов (лодка была оснащена двумя двигателями подкрадывания ПГ-116 мощностью по 450 л.с.).

В отличие от корабля проекта 627 применение вспомогательной дизель-электрической установки не предусматривалось (создатели атомохода несколько опрометчиво полагали, что наличие автономных турбогенераторов обеспечивает необходимую надежность энергетической установки). Впервые была применена новая система поддува и контроля за давлением в отсеках, управляемая из центрального поста. Центральный пост АПЛ 645-го проекта по сравнению с кораблем 627-го проекта стал более просторным и удобным. По составу гидроакустического, радиолокационного, телевизионного и штурманского вооружения, а также средствам связи лодка была практически аналогична АПЛ проекта 627 (ГАС “Арктика-М”, РЛС “Накат-М”, навигационный комплекс “Плутон-645”). В то же время на корабле был установлен второй перископ, повысивший надежность визуального наблюдения. Торпедное вооружение АПЛ 645-го проекта состояло из четырех носовых торпедных аппаратов калибром 533 мм с боекомплектом 12 торпед типа 53-57 и СЭТ-65. Впервые в мире на лодке 645-го было применено устройство быстрого заряжания торпедных аппаратов. Оно имело индивидуальные для каждого ТА механизмы подачи торпед, позволяющие осуществлять одновременное заряжание. За создание энергетической установки нового типа для АПЛ проекта 645 группе специалистов в 1964 году была присуждена Ленинская премия.

Характеристика АПЛ проекта 645

Длина наибольшая – 109,8 м
Ширина наибольшая – 8,3 м
Средняя осадка – 5,9 м
Водоизмещение:
нормальное – 3420 м.куб.
полное – 4380 м.куб
Запас плавучести – 28,0%
Предельная глубина погружения – 300 м
Рабочая глубина погружения – 270 м
Полная скорость подводного хода – 30,2 уз.
Надводная скорость – 14,7 уз.
Автономность – 50 сут.
Экипаж – 105 чел.

В процессе эксплуатации в легком корпусе корабля появились многочисленные трещины различной протяженности. Выяснилось, что главная причина растрескивания заключалась в том, что маломагнитная сталь обладает низкой коррозионно-механической прочностью. Под действием морской воды в ней развивалась межкристаллическая коррозия, приводящая к образованию трещин. В дальнейшем от применения маломагнитной стали на подводных лодках было решено отказаться. Также не оправдало себя в ходе эксплуатации и размагничивающее устройство. Оказалось, что оно спроектировано неудовлетворительно, степень компенсации магнитного поля и его стабильность были недостаточными. Столь же неудачным решением, как показал опыт эксплуатации корабля 645-го проекта, оказался и отказ от вспомогательной дизель-энергетической установки. Меры по снижению акустического поля АПЛ 645-го проекта были, как выяснилось, явно недостаточными. Шумность лодки оказалась не только выше шумности АПЛ ВМС США, но и значительно превышала требования, установленные ВМФ СССР. Уже в ходе эксплуатации корабля были проведены доработки, направленные на повышение его акустической скрытности. Однако главные сложности при эксплуатации лодки доставила энергетическая установка с реакторами на ЖМТ. Значительно усложнилась эксплуатация лодки при длительной стоянке, а также при доковании. Требовалось поддержание температуры теплоносителя первого контура выше температуры его плавления (125°С). Затруднялось проведение ремонтных работ по первому контуру вследствие загрязнения его оборудования высокоактивным полонием-210, образующимся при нейтронном излучении висмута. Значительно усложнилось оборудование места базирования АПЛ с реактором на ЖМТ (требовалась система приготовления сплава, емкости и устройства для приема с АПЛ радиоактивного теплоносителя). После вступления в строй К-27 совершила два похода на полную автономность. Во время походов АПЛ ходила на различных глубинах (вплоть до рабочих) и скоростях. При этом особенности ГЭУ не накладывали каких-либо ограничений на эксплуатацию корабля. В мае 1968 г. К-27 вышла в море для проверки работоспособности энергетической установки, а также для отработки учебно-боевых задач. 24 мая при проверке параметров работы ГЭУ на режимах полного хода произошло резкое падение мощности реактора. Одновременно был отмечен значительный рост давления в газовой системе первого контура, увеличение уровня теплоносителя в буферной емкости и появление воды в аварийном конденсаторе. Наиболее вероятной причиной возникновения аварии, в результате которой погибло девять членов экипажа атомохода, являлось резкое ухудшение теплосъема в активной зоне из-за попадания в нее окислов сплава свинец-висмут и шлаков. В связи с аварией потребовались дополнительные исследования воздействия сплава и растворенных в нем окислов на циркуляцию теплоносителя, а также состояние поверхностей контура, изучение условий образования нерастворимых шлаков и пылевидных окислов. Полученные результаты были использованы при разработке ГЭУ для лодок 705-го проекта. После аварии восстановление К-27 было признано нецелесообразным. В течение 13 лет она находилась в резерве, после чего была затоплена в Карском море.