Полные характеристики

Водоизмещение, т: 31720
Главные размерения, м: 222,5х29,3х9,7
Скорость хода, уз: 30,3
Дальность хода, миль: 10000 (18)
Экипаж, чел.: 1437

Литература


Линейные крейсера типа “Kongo” – 4 единицы

“Kongo” 17.1.1911/18.5.1912/8.1913/Погиб 21.11.1944
“Hiei” 4.11.1911/21.11.1912/11.1914/Погиб 13.11.1942
“Kirishima” 17.3.1912/1.12.1913/4.1915/Погиб 15.11.1942
“Haruna” 16.3.1912/14.12.1913/4.1915/Погиб 28.7.1945

31720 (“Kongo”), 32350 (“Hiei”), 31980 (“Kirishima”) и 32156 (“Haruna”)/38200 – 38900 т; 219,5(вл)/222,5х29,3х9,7 м; 4 ТЗА, 8 (“Kongo” и “Kirishima”) или 11 (“Hiei” и “Haruna”) ПК, 136000 л.с., 30,3 уз., 6330 т нефти, 10000 (18) миль. Броня: борт 203 – 76 мм, траверсы до 203 мм, палуба до 80 – 120 мм (над ЭУ и погребами), башни до 229 мм, барбеты 229 мм, казематы 152 мм. Эк. 1437 чел. 4 х 2 – 356-мм/45,14 х 1 – 152-мм/60, 4×2 – 127-мм/40, 10×2 – 25-мм, 1 катапульта, 3 гидросамолета.

История создания кораблей типа “Kongo” восходит к 1909 г., когда был подготовлен проект 19000-т линейного крейсера с 305-мм артиллерией ГК. Хотя средства уже были выделены, проект так и остался нереализованным, поскольку из Англии поступили сведения о начале постройки линейных крейсеров – “сверхдредноутов” типа “Lion”, вооруженных 343-мм орудиями ГК. Не желая оказаться в роли отстающих, японские конструкторы приступили к кардинальной переработке проекта своего корабля, однако отсутствие достаточного опыта вынудило обратиться к англичанам за технической помощью. Этому способствовал заключенный еще в 1902 г. союзный договор между Японией и Англией. Ведущие британские верфи проявили большую заинтересованность в сотрудничестве, поскольку было очевидно, что постройка столь крупного корабля в Японии пока неосуществима и заказ на строительство достанется разработчику проекта. Японцы отдали предпочтение фирме “Виккерс”, с которой в октябре 1910 г. и подписали контракт. Отправной точкой при проектировании “Kongo” послужил “Lion”, проект которого существенно переработали в Морском техническом департаменте Японии. Итогом совместных усилий заказчика и строителя стал наиболее совершенный (в соответствии с господствовавшими тогда взглядами) линейный крейсер в мире. Вслед за головным кораблем, строившимся в Англии, в Японии заложили еще три единицы. При постройке первого из них, “Hiei”, около 30% материалов и оборудования заказали за границей, а для двух последних использовались только отечественные материалы. Корпус “Kongo”, по сравнению с “Lion”, стал на 1,7 м шире, что позволило добиться более рационального расположения ЭУ и артиллерии ГК – орудийную башню №3 переместили из средней части корпуса в корму, поменяв местами с кормовой группой котлов (на “Lion” она была зажата с двух сторон котельными отделениями). Это обеспечило гораздо более выгодные углы обстрела. Кроме иного расположения, ЭУ принципиально не отличалась от использовавшейся на “Lion” – четырехвальная паротурбинная установка мощностью 64000 л.с., пар для которой вырабатывали 36 котлов со смешанным отоплением. Контрактные 27,5 уз. были подтверждены на испытаниях, причем мощность доходила до 82000 л.с. По вооружению “Kongo” превзошел прототип, так как японцы заказали орудия еще более мощные, чем английские 343-мм, так сказать “на вырост”, их разработала фирма “Виккерс”. Увеличился и калибр противоминной артиллерии – с 102 до 152 мм. 16 таких орудий разместили в казематах. Число подводных ТА возросло с двух до восьми. Вертикальное бронирование, по сравнению с прототипом, было несколько ослаблено: пояс по ватерлинии стал тоньше – 203 против 229 мм. В оконечностях он составлял 76 мм. Поверх главного пояса борт защищала 152-мм броня. Более тонкое вертикальное бронирование в то время признавалось японцами оправданным, поскольку ожидалось увеличение дистанции боя и, как следствие, более отвесное падение снарядов. Вскоре после окончания Первой мировой войны на кораблях появились зенитные 80-мм/40 орудия: от четырех до семи на корабль. Отказ от реализации программы “8 – 8” вызвал необходимость модернизации находящихся в строю линейных крейсеров. В 1924 – 1927 гг. на всех кораблях типа “Kongo” повысили угол возвышения орудий ГК с 25° до 33° и увеличили размеры носовой надстройки.

Более серьезной переделке подверглись в 1927 – 1931 гг. “Kongo”, “Kirishima” и “Haruna”, в основном с целью усиления горизонтального бронирования и противоторпедной защиты. Палуба над жизненно важными частями доводилась до 80 мм (над ЭУ) и 120 мм (над погребами). Считалось, что это обеспечит кораблям зону свободного маневрирования под огнем 356-мм орудий в диапазоне 20 000 – 25 000 м. Помимо этого, усиливалось бронирование крыши башен и барбетов. Вес дополнительной брони составил около 3600 т. Установка противоторпедных булей (по проекту обеспечивавших защиту от торпед с зарядом 200 кг) привела к увеличению ширины корпуса с 28 до 29 м. При этом пришлось снять четыре из восьми подводных ТА. Хотя мощность ЭУ осталась прежней, ее состав претерпел существенные изменения – вместо 36 старых паровых котлов со смешанным отоплением установили 10 (на “Haruna” – 16) большей паропроизводительности, часть из них имела смешанное, а часть – чисто нефтяное отопление. Уменьшение числа ПК позволило ликвидировать носовое котельное отделение и сократить количество дымовых труб. Изменился и запас топлива: емкость нефтяных бункеров повысилась с 1000 до 3229 т, а угольных снизилась с 4200 до 2661 т. В плане вооружения наиболее важным стало доведение угла возвышения орудий ГК до 43°, что увеличивало дальность стрельбы с 29 000 до 33 000 м. В итоге модернизации стандартное водоизмещение возросло с 26330 до 29330 т, а скорость снизилась до 25,9 – 26 уз. “Hiei” также подвергся перестройке, однако совсем по иной причине. Согласно решениям Вашингтонской конференции, число японских линкоров к 1930 г. должно было сократиться до девяти. В отношении десятого корабля существовало два возможных варианта: либо отправить его на слом, либо перестроить в учебно-артиллерийский корабль с сокращенным составом вооружения и снятой вертикальной броней. Экономные японцы выбрали второй вариант. С “Hiei” сняли кормовую башню ГК, поясную броню, число ПК сократили с 36 до 11 (мощность ЭУ из-за снижения паропроизводительности упала до 13 800 л.с., а скорость – до 18 уз.). Стандартное водоизмещение учебно-артиллерийского корабля составило 19 500 т, осадка – 6,3 м.

В 1932 – 1933 гг. на “Kongo”, “Kirishima” и “Haruna” на надстройке над МО, между башнями ГК №3 и №4, смонтировали катапульту для запуска гидросамолетов. Тогда же существенно усилили зенитное вооружение, заменив устаревшие 80-мм/40 орудия на четыре спаренные 127-мм/40 установки, четыре 40-мм/40 “пом-пома” и четыре 13,2-мм пулемета. Лондонская конференция 1930 г. продлила “линкорные каникулы” еще на 6 лет, после чего перед руководством японского флота встал вопрос об очередной модернизации линейных крейсеров. Основной упор был сделан на повышение скорости, для чего старую ЭУ полностью демонтировали, заменив гораздо более мощной (136 000 вместо 64 000 л.с.). При этом в ее состав включили ТЗА вместо ранее стоявших турбин с прямой передачей, что существенно повлияло на экономичность. Старые котлы со смешанным отоплением заменили на 8 – 11 (в зависимости от корабля) чисто нефтяных. Помимо замены ЭУ, для повышения скорости японские конструкторы попытались увеличить пропульсивный коэффициент, для чего кормовую оконечность нарастили на 7,6 м (наибольшая длина возросла до 222,5 м). Благодаря этим ухищрениям предполагалось обеспечить скорость в 30,5 уз. В результате дополнительной установки 419 т брони общий вес бронирования составил 10 732 т; в основном она пошла на усиление защиты барбетов. Угол возвышения орудий 2-го калибра увеличили с 15° до 30°, а их число сократили до 14. 40-мм “пом-помы” и 13,2-мм пулеметы были заменены на 10 спаренных 25-мм автоматов. Работы на кораблях проводились с 1933 по 1940 г.: “Haruna” (1933 – 1934 г.), “Kirishima” (1934 – 1936 г.), “Kongo” (1935 – 1937 г.) и “Hiei” (1936 – 1940 г.). Последний перестраивался из учебно-артиллерийского корабля (см. выше) и после модернизации имел ряд внешних отличий, в частности, его надстройка имела иную конфигурацию, по сравнению с остальными кораблями этого типа. “Kirishima” и “Hiei” до момента своей гибели в 1942 г. не претерпели каких-либо изменений. В начале 1943 г. на “Kongo” и “Haruna” проведено усиление зенитного вооружения. На них дополнительно установили по 2 х 2 127-мм/40 установки (всего стало 6 х 2), число 25-мм автоматов довели до 34 (17 х 2). Для компенсации веса с кораблей сняли по 6 152-мм орудий. Летом 1944 г. на обоих кораблях значительно увеличили число 25-мм автоматов – до 94 на “Kongo” и до 100 на “Haruna”. Последний к лету 1945 г. имел 117 таких автоматов (30×3, 2×2 и 23×1).

“Hiei” в ночном бою у о. Саво с 12 на 13.11.1942 (первый бой у Гуадалканала) тяжело поврежден артогнем амер. KPT “San Francisco”, “Portland” и ЭМ (около 85 попаданий снарядов разных калибров, в том числе около 50 – калибром 203 мм). При отходе днем атакован амер. авиацией и получил новые повреждения (4 бомбы и 4 торпеды), потерял ход и затоплен кораблями эскорта.

“Kirishima” в ночном бою у о. Саво с 12 на 13.11.1942 легко поврежден 203-мм снарядом. В ночь с 14 на 15.11.1942 (второй бой у Гуадалканала) тяжело поврежден артогнем амер. ЛК “Washington” и “South Dakota” (получил попадания девяти 406-мм и около 40 127-мм снарядов с близкой дистанции). Утром затонул неподалеку от о. Саво.

“Kongo” 21.11.1944 при переходе в Японию торпедирован в северной части Формозского пролива амер. ПЛ “Sealion” (по разным версиям, попало от одной до трех торпед). Через два часа взорвался и затонул.

“Haruna” 13.6.1944 поврежден амер. палубной авиацией (2 прямых бомбовых попадания в корму, 2 близких разрыва). 24 и 28.7.1945 во время налетов амер. палубной авиации на Куре получил соответственно 3 и 9 прямых попаданий и затонул на мелководье. После войны поднят и сдан на слом.