Полные характеристики

Водоизмещение, т: 50000
Главные размерения, м: 266,00 х 37,00 х 10,02
Скорость хода, уз: 30
Дальность хода, миль: 16000 (19)
Бронирование, мм: 150 - верхний пояс, 300 - главный (нижний) пояс, 100 - нижняя броневая палуба, 50 - верхняя палуба

Литература


Линейные корабли типа Н

В 1937 году германское Верховное военно-морское командование (ОКМ = Оberkommando der Kriegsmarine) отдало приказ о начале работ над линейными кораблями нового типа, которые бы несли более тяжелые орудия главного калибра, чем два строящихся линкора “Bismark” и “Tirpitz”. Немецкие военно-морские конструкторы сами считали корабли типа “Bismark”, хоть и удачными, но не вполне совершенными, потому что окончательный их проект содержал много компромиссных решений. Они также осознавали, что поскольку линкор все еще оставался самым престижным морским оружием, ОКМ и Адольф Гитлер желали иметь такие корабли этого класса, которые бы превосходили любые иностранные, способные появиться в ближайшее время. К тому времени стало ясно, что Япония не будет ратифицировать Вашингтонский военно-морской договор, а соответствующая статья последнего Лондонского договора 1936 года разрешала калибр орудий для линкоров в 406мм. Когда к апрелю 1937 года Япония не подписала и Лондонский договор 1936 года, то и США заявили о своем намерении вооружить свои новые линкоры типа “North Caroline” 406мм орудиями.

Адмирал Вернер Фухс, возглавлявший в ОКМ секцию по определению боевых требований к новым линкорам, согласовал оперативные требования к новому типу на встрече с Гитлером. Хотя Гитлер и проявлял интерес к чисто техническим аспектам проекта, он не понимал их взаимозависимости друг от друга. И когда фюрер предложил вооружить новые линкоры более мощными орудиями, чем это могли позволить себе вероятные противники, адмирал Фухс объяснил ему, что такое вооружение можно установить только на кораблях водоизмещением от 0.000 до 120000 тонн, а такие большие корабли не смогли бы без расширения и углубления имеющихся фарватеров входить в германские порты Северного моря. После длительной дискуссии в 1937 году Гитлер согласился что наилучшим калибром для новых линкоров будет 406 мм. Когда начались проектные работы над линкорами типа “Н”, специалисты кораблестроительного отдела также пришли к выводу, что калибр орудий придется ограничить 406мм. Никаких других вариантов уже не рассматривали.

В течение всего 1937 года Гитлером владела навязчивая идея достижения соглашения с Великобританией по разделу сфер влияния в Европе. Но на встрече с адмиралом Редером в мае 1938 года германский лидер внезапно изменил свои взгляды и сказал, что Францию и Британию следует рассматривать как вероятных противников, если текущая политическая ситуация будет и далее ухудшаться. Основываясь на этих словах Оперативный отдел ОКМ разработал три предложения по будущему строительству боевых кораблей, но они выглядели технически неосуществимыми. Во второй половине 1938 года рассматривалось несколько альтернативных вариантов кораблестроительной программы. И один из них, расчитанный на 8 лет, но не отвечавший всем требованиям Оперативного отдела, после небольшого изменения был принят под официальным обозначением “план Z”. Он предполагал постройку шести больших линкоров типа “Н”, проектные работы над которыми уже начались и которые должны были составить ядро нового германского флота.

23 августа 1938 года Гитлер снова обсуждал будущие кораблестроительные программы с адмиралом Редером. Так как Франция и Британия мешали осуществлению его политических замыслов в Европе, он теперь считал их вероятными противниками. Он настаивал на вводе в строй линкоров “F” (“Bismark”) и “G” (“Tirpitz”) к концу 1940 года и на подготовке шести больших стапелей, чтобы недостаток судостроительных мощностей не задерживал постройку новых кораблей. Это означало, что большой пассажирский лайнер (“Vaterland”), строившийся на верфи фирмы “Blohm und Voss” в Гамбурге, следовало спустить на воду как можно быстрее, чтобы освободить место для закладки линкора типа “Н”. В январе 1939 года адмирал Редер представил на одобрение фюреру кораблестроительную программу (план Z), указав, что выполнена она может быть к 1946 году. Гитлер, однако, был очень взволнован и потребовал эакончить постройку шести линкоров типа “Н” к 1944 году, говоря: “Если я смог за шесть лет построить Третий Рейх, почему Флот не может построить за шесть лет шесть кораблей”. Снова к фюреру послали адмирала Фухса, чтобы тот объяснил трудности постройки гигантских линкоров за столь короткий срок при загруженных производственных мощностях страны. Производство стали в Германии уже тогда было в критическом состоянии, так что даже при постройке “Bismark” и “Tirpitz” возникали задержки. 25 октября 1937 года Гитлер предложил Редеру увеличить квоту стали на нужды Флота с 40.000 до 75.000 тонн. Сталеплавильные заводы Круппа для этого следовало расширить, но после принятия в 1939 году плана “Z” эту квоту пришлось бы снова увеличивать.

18 января 1939 года, случай беспрецедентный в Третьем Рейхе, Гитлер дал флоту неограниченные полномочия для выполнения своей кораблестроительной программы. Только четыре верфи имели слипы достаточной для постройки новых линкоров длины. Поэтому два линкора (“Н” и “М”) должны были заложить на верфи “Blohm und Voss” в Гамбурге, два (“J” и “N”) – на верфи концерна “Deschimag” в Бремене, один (“L”) – на казенной верфи в Вильгельмсхафене и последний (“К”) – на верфи “Deutsche werke” в Киле. Несмотря на довольно длинные слипы на этих верфях, планировалось корпуса кораблей, выходящие за их пределы, поддерживать бабками. Первым 15 июля 1939 года заложили киль линкора “Н”, затем 1 сентября – “J” и 15 сентября – “К”, но начавшаяся война остановила все строительство. В противном случае, возможно, что с учетом полученного приоритета эти корабли и удалось бы построить за шестилетний срок.

На другой своей встрече с Редером в 1939 году по поводу новых проектов боевых кораблей Гитлер указал на то, что каждый новый германский корабль должен иметь более мощные средства нападения и защиты, чем его соперник в британском флоте. Когда Редер заметил Гитлеру, что германский флот не будет готов к сражению с Royal Navy (Королевский флот Британии) по крайней мере до 1945 года, Гитлер заверил его, что для выполнения стоящих перед Германией политических задач флот не понадобится до 1948 года. Без всякой консультации с Редером, Гитлер 28 апреля 1939 года расторг англо-германский морской договор 1935 года. В мае он заявил, что намеченная кораблестроительная программа должна выполняться по плану, а отношения с Объединенным Королевством будут поддерживаться на дружеской основе.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ПРОЕКТЫ
При любом конфликте с Королевским Флотом решающими факторами становились дальность, скорость и вооружение кораблей. В течение 1937 года, когда начались проектные работы над этими кораблями, германский Морской штаб выработал требования к ним.

ПРОЕКТНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К ЛИНКОРАМ ТИПА “Н”:
Стандартное водоизмещение более 50000 тонн (50816 ts)
Вооружение:
8 406 мм орудий в четырех башнях
16 150 мм орудий в спаренных башнях
105 мм орудия в новых зенитных башнях (специальные закрытые установки)
37 мм зенитные автоматы, включая две специальные зенитные башни
4 гидросамолета
6 533мм торпедных труб
Скорость 30 узлов
Дальность плавания 16000 миль на 19-узловой скорости
3ащита:
Броневая цитадель, выдерживающая попадания 406 мм снарядов с нормальных боевых дистанций, ПТЗ должна выдерживать взрыв торпеды с боеголовкой 250 кг ТНТ.

Из-за дополнительных требований Гитлера, возрастающих размеров и появляющегося боевого опыта проект “Н” прошел пять различных стадий.

ПРОЕКТ “Н-39”.
На начальном этапе проектные работы осложнялись меняющими требованиями к размерам корабля и его главному калибру. Гитлер хотел сделать свои новые линкоры самыми мощными в мире. Еще в 1934 году начались работы над 406мм орудием, для которого была проведена целая серия испытаний, опытных стрельб и других подобных мероприятий. Но к 1939 году изготовили всего семь подобных стволов, так как фирма Круппа была загружена заказами на 380мм и 283мм орудия для кораблей типов “Bismark” и “Scharnhorst”. После подписания в 1939 году пакта с Советским Союзом о взаимном ненападении еще шестнадцать стволов 380 мм орудий и запасные части к ним следовало поставить в СССР. В результате, несмотря на давление Гитлера, требовавшего вообще огромных орудий, немцы решили остановиться для проекта “Н” на калибре 406 мм, который оставили и на переделанном проекте 1940 года.

Другое важное решение касалось дальности плавания и типа силовой установки. Поскольку теперь потенциальным противником считалась Великобритания, дальность плавания становилась решающим фактором, особенно при отсутствии у Германии баз в океанах и трудностях с прорывом в Атлантику. Чтобы выполнить это требование предпочтение было отдано дизельной установке. Кроме малого расхода топлива, дизельная установка имела то преимущество, что с ее помощью можно было перейти с экономического хода на полный в считанные минуты, тогда как кораблям с паровыми турбинами на это требовалось по меньшей мере 20 минут. Запас топлива рассчитывался на 1000-часовую работу дизелей при скорости корабля 19 узлов.

Хотя проект “Н” имел большее водоизмещение, чем “Bismark” и “Tirpitz”, германские конструкторы остались верны принципу размещения орудий главного калибра в четырех двухорудийных башнях. Для Верховного военно-морского командования преимущества такого расположения были очевидны на основе опыта мировой войны. Трех- и четырехорудийные башни считались нежелательными.

В начале работы над предварительным проектом всякие предложения усилить среднюю артиллерию по сравнению с типами “Scharnhorst” и “Bismark” отвергались по причине недостатка места вокруг надстройки, что не позволяло дать дополнительным башням нормальные углы обстрела. Сложно было найти и пространство в корпусе для дополнительных погребов боезапаса, так как чисто дизельная силовая установка требовала больше места, чем паротурбинная той же мощности. Более того, требование иметь четыре гидросамолета означало, что много пространства будут занимать авиаангары и оборудование для взлетно-посадочных операций. Из-за невозможности объединить все впускные и выхлопные патрубки 12 главных дизелей и 12 дизель-генераторов в одну трубу пришлось остановиться на двухтрубном варианте. Наличие двух труб и большого числа шлюпок не позволяло применить самолетный ангар и катапульты в средней части корабля, как на типе “Bismark”. Пришлось все это оборудование расположить между второй трубой и башней “С”. Если бы германские конструкторы применили трехорудийные башни главного калибра, у них было бы больше возможностей для размещения авиаоборудования и дополнительных башен 150 мм орудий.

По структуре и устройству артиллерии тип “Н” почти повторял тип “Bismark”, а главным отличием было наличие 406мм орудий и чисто дизельной установки вместо 380 мм орудий и паротурбинной.

Весной 1939 года проект приобрел характеристики, представленные в ниже. Требования по ширине и осадке заставили ограничить полное водоизмещение 63596 тонн.

ПРОЕКТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛИНКОРА – весна 1939 года.

Водоизмещение стандартное 52643 тонн (53489 ts)
Водоизмещение проектное 57617 тонн (58543 ts)
Водоизмещение полное 65592 тонн (63596 ts)
Длина по ватерлинии при проектной нагрузке 266,00 метров
Ширина по ватерлинии при проектной нагрузке 37,00 метров
Осадка при проектной нагрузке 10,02 метров
Осадка при полной нагрузке 11,20 метров
Вооружение:
8 орудий 406мм/50 (4 2-орудийных башни)
12 орудий 150мм/55 (6 2-орудийных башен)
16 орудий 105мм/65 (8 спаренных – спец.”зенитные” полностью закрытые установки)
16 орудий 37мм/83 (8 спаренных, из них 2 закрытых бронированных и 6 – за щитами)
З2 зенитных 20мм автомата
6 533мм подводных торпедных аппарата
4 гидросамолета “Arado-196”
Скорость 30,4 узла
Мощность на валах
в нормальном режиме 147950 влс (150000 метр.лс)
при форсировании 162750 влс (165000 метр.лс)
Запас топлива 9839 тонн (10000 ts)
Дальность плавания 16000 миль на 19 узлах
Защита (мм):
150 – верхний пояс
300 – главный (нижний) пояс
100 – нижняя броневая палуба
50 – верхняя палуба

Из-за многочисленных изменений и различий во мнениях членов ОКМ проектные работы продвигались медленно и Гитлер стал проявлять нетерпение. Чтобы избежать дальнейших задержек, адмирал Редер счел необходимым назначить персонально ответственного за проект. Его приказом от 27 января 1939 года была создана “Специальная группа новых конструкций” из 15 человек, возглавляемая адмиралом Вернером Фухсом. Так как все вопросы постройки кораблей требовалось согласовывать с верфью фирмы “Blohm und Voss” в Гамбурге, адмирал Фухс снова перенес туда свой штаб. 15 июля 1939 года, после окончания проектных работ, завершения испытаний модели в опытовом бассейне Гамбурга и заготовки большей части необходимой для корпуса стали и брони, на этой верфи заложили киль линкора “Н”.

ПРОЕКТ “Н-40”
Хотя начало войны и отложило достройку шести кораблей типа “Н”, проектные работы продолжались. В июле 1940 года Гитлер приказал флоту начать исследования по новым проектам, поскольку Франция была разбита и Германия осталась лицом к лицу только с Англией. ОКМ затребовал выяснить, насколько повлияет на проект “Н” учет боевого опыта, и 15 июля 1940 года были рекомендованы некоторые модификации проекта, включавшие увеличение высоты второго дна и расстояния между противоторпедными переборками и обшивкой, улучшение положения нижней бронепалубы относительно ватерлинии при полной нагрузке (рекомендованные изменения увеличивали вес и поднимали ватерлинию при полной нагрузке над нижней бронепалубой), увеличение высоты надводного борта и усиление горизонтальной защиты (особенно против бомб).

При всем этом проектная осадка сильно увеличивалась, что отрицательно сказывалось на высоте борта (и так минимальной) и скорости. В течение 1940 года рассматривались два альтернативных проекта.

Вариант “А” сохранял скорость и водоизмещение проекта “Н-39” с уменьшением числа орудий главного калибра до шести в двухорудийных башнях. За счет этого усиливалась броневая защита (на прежнем проекте на нее приходилось всего 39,2% от стандартного водоизмещения). К тому же, при уменьшении числа орудий главного калибра у Круппа появлялась возможность изготовить вооружение для шести кораблей в срок. Общая схема в чем-то напоминала проект линейных крейсеров типа “О”, также имевший три башни ГК. Для сохранения скорости приходилось на 64000 метр.лс увеличить мощность энергетической установки, а это означало применение четырех гребных валов вместо трех, так как на один вал можно было обеспечить не более 58.000 метр.лс. Появление четвертого вала усложняло выбор механизмов, так как чисто дизельная 4-вальная установка не умещалась в корпусе шириной 38 метров при сохранении требуемой подводной защиты. Кроме того, применение 16 главных дизелей МАN типа “МZ64/95” требовало удлинения броневой цитадели. Чтобы всего этого избежать, решили использовать смешанную энергетическую установку с дизелями и паровыми турбинами, как и на линейных крейсерах типа “О”.

Вариант “В” сохранял четыре башни главного калибра при увеличении бронирования и мощности энергетической установки, что вызвало значительное повышение водоизмещения. И здесь остановили выбор на смешанной 4-вальной ЭУ. Обе схемы продемонстрировали насколько возрастают размеры корабля при учете в проекте “Н” боевого опыта. Чтобы уменьшить длину цитадели, в схеме “В” использовались 24-цилиндровые дизели МАN типа “VZ42/58”, которые были чуть мощнее и меньше дизелей “МZ65/95”. С такими дизелями и паровыми турбинами для внутренних валов оказалось возможным повысить общую мощность механизмов до 240.000 метр.лс. Больше уже не позволяло пространство.

ПРОЕКТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ – 1940 ГОД (Вариант “А”)
Водоизмещение стандартное 55700 тонн
Водоизмещение проектное 58500 тонн
Водоизмещение полное 65600 тонн
Длина 270,00 м
Ширина 37,60 м
Осадка 10,02 м
Вооружение 6 орудий 406мм, остальное как на H-39
Механизмы:
2 внешних вала от дизелей MZ65/95
2 внутренних вала
Мощность, метр.л.с. 230000
Скорость, узлы 30,4
Вес брони от водоизмещения 43,7%

Одной из важных особенностей обоих проектов было увеличение ширины конструктивной подводной защиты. В одном случае к имеющейся системе защиты добавлялась еще одна продольная переборка, а во втором – где использовалась наклоненная наружу на 13 градусов броня пояса, как это сделали в свое время на “Graf Spee” (только толщина брони увеличивалась до 170мм на верхнем и 250мм на нижнем поясах – эквивалентно 200мм и 300мм, соответственно) – также наклоненной оказывалась и первая противоторпедная переборка, являющаяся как бы продолжением поясной брони. В обоих случаях глубина подводной защиты внутрь корпуса составляла 6 метров, а между последней переборкой и жизненно важными частями корабля по всей длине цитадели оставалось пустое пространство шириной 1 метр, образуя фильтрационную камеру.

Работу над проектом “Н-40” в 1941 году забросили, поскольку Гитлер приказал достроить линкоры “H” и “J” только после войны. В результате новой директивы фюрера конструкторы решили сконцентрироваться на усилении защиты линкоров типа “Н”, понимая, однако, что это ухудшит другие характеристики.

ПРОЕКТ “Н-41”
Анализ повреждений, полученных линкором “Scharnhorst” в июле 1941 года от бомбовых попаданий, показал, что горизонтальную защиту следует значительно усилить. Но увеличение веса брони сделало невозможным сохранение полной осадки в 11,5 метров, необходимой для мелководных районов Северного моря, без уменьшения запасов топлива. А это означало уменьшение дальности плавания на 19 узлах с 20.250 до 15.250 миль. Военно-морское командование решительно возражало против такой альтернативы и разрешило увеличить осадку, надеясь, что в недалеком будущем в его распоряжении будут глубоководные якорные стоянки в Атлантике. Предложения по усилению бронирования выглядели так:
– 50-60 мм по всей площади верхней палубы
– 120 мм по нижней палубе и 130мм на ее скосах
– 150 мм для верхнего пояса цитадели, который также следовало удлинить
– высоту надводного борта увеличить на 0,5 м, ширину – на 0,7 м, увеличить высоту барбетов.

Поскольку кили линкоров “Н” и “J” уже стояли на стапелях, возникали идеи как-то продолжить постройку. Специальная группа по новому строительству совместно со специалистами верфи “Blohm und Voss” провела исследование по переделке проекта “Н-39”. Основной интерес представляли броня, вооружение и подводная защита. Водоизмещение пришлось увеличить на 5000 тонн (2000 тонн на дополнительное палубное бронирование, остальные – на увеличение калибра крупных орудий), что снижало скорость до все еще приемлемых 29 узлов. Улучшенный проект получил на верфи “Blohm und Voss” обозначение “S.525”, которое затем сменили на “Н-41”.

Полное перепроектирование проекта “Н-39” в проект “Н-41” прошло без задержки и было выполнено вполне качественно. Сделали также необходимые расчеты продольной прочности заложенных корпусов и спусковых устройств. Характеристики проекта “Н-41” представлены ниже.

ПРОЕКТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ “Н-41″
Водоизмещение стандартное 62989 тонн (64000 ts)
Водоизмещение проектное 67712 тонн (68800 ts)
Водоизмещение с 75% нагрузки 71846 тонн (73000 ts)
Водоизмещение полное 74799 тонн (76000 ts)
Длина по ватерлинии при проектной нагрузке 275,00 м.
Ширина по ватерлинии при проектной нагрузке 39,00 м.
Осадка при проектной нагрузке 11,10 м.
Осадка при полной нагрузке 12,15 м
Вооружение:
8 орудий 420мм/48 (4 2-орудийных башни)
12 орудий 150мм/55 (6 2-орудийных башен)
16 орудий 105мм/65 (8 спаренных – спец.”зенитные” полностью закрытые установки)
16 орудий 37мм/83 (8 спаренных, из них 2 закрытых бронированных и 6 – за щитами)
З2 зенитных 20мм автомата
6 533мм подводных торпедных аппарата
4 гидросамолета “Arado-196”
Скорость 28,8 узлов
Мощность на валах:
в нормальном режиме 150000 метр.лс
при форсировании 165000 метр.лс
Запас топлива 11810 тонн (12.000 ts)
Дальность плавания 20000 миль на 19 узлах
Защита (мм):
200 – верхний пояс
300 – главный (нижний) пояс
120 – нижняя броневая палуба
80 – верхняя палуба

Калибр главных орудий решили увеличить до 420 мм. При обсуждении этого вопроса с концерном Круппа Отдел военно-морских вооружений решил оставить конструкцию тела орудий и башен такую же, какая была принята для орудий калибра 406мм. Размеры стволов 406мм орудий проектировались с запасом, так что оказалось возможным рассверлить их до диаметра 420 мм без дополнительных переделок. Исследование вопросов подъемников боезапаса и оборудования заряжания показали, что и здесь можно обойтись минимальными переделками. 420 мм орудие на основе 406 мм, так и не сделали, но испытания боезапаса со специальным снарядом провели. Ожидалось, что большей дальности стрельбы можно достичь с помощью специального пороха и подкалиберного снаряда. Переход к большему калибру соответствовал директиве Гитлера от 1939 года о том, что каждый германский корабль должен быть сильнее любого зарубежного противника. Калибр 420мм в германском флоте рассматривался и раньше – для кораблей проекта 1917 года. Ожидалось, что 420 мм снаряды смогут нанести тяжелые повреждения любому противнику, так как большинство современных линкоров несли “всего” 380 мм и 406 мм орудия. Поскольку в первую мировую войну германские морские орудия превосходили английские равного калибра, немецкие конструкторы считали, что, создавая столь мощное орудие, они на правильном пути. На какое-то время оно было бы самым мощным в мире. Немцы знали, что в 1938 году англичане приступили к работам над 406 мм орудием для предполагаемых к постройке линкоров типа “Lion”. Даже если им и удалось бы что-либо узнать о новом германском орудии, им пришлось бы потратить много времени, чтобы догнать ушедших вперед немцев.

Увеличенные размеры проекта “Н-41” позволили применить мощную горизонтальную защиту – 120мм нижняя бронепалуба на всей длине цитадели и 80мм верхняя палуба на той же площади. Для лучшей защиты бортовых топливных цистерн и подкрепления главного пояса скосы бронепалубы утолщались до 130мм.

Конструктивная подводная защита усиливалась за счет увеличения расстояния от противоторпедной переборки до обшивки в кормовой части корпуса, так как торпедные повреждения кормовых частей “Scharnhorst” и “Gneisenau” показали, что это место в защите германских кораблей было слабым. Этого достигли увеличением ширины корпуса, особенно у концов цитадели, где эффективность подводной защиты уменьшалась из-за острых обводов. Германские конструкторы получили в свое распоряжение данные и чертежи по французским линкорам типа “Richelieu”, что дало им возможность проанализировать их защиту. Пересмотр системы ПТЗ, вызванный повреждениями “Scharnhorst” и “Gneisenau” показал также, что следует изменить и саму ее конструкцию в кормовой части, чтобы адекватно выдерживать попадания торпед. В средней части подводная защита достигала максимальной ширины 5,5 метров – как это было и в проекте “Н-39”.

Так как проект “Н-41” получился длиннее, для увеличения жесткости корпуса следовало сделать все продольные переборки корпуса несущими. Из-за ограничений по осадке и размерам стапелей на верфях соотношение между длиной и глубиной (высотой) корпуса было плохим, а напряжения корпуса излишне высокими при плавании на волнении и постановке в док. Поэтому такое решение, позволявшее снизить напряжения корпуса, было необходимо. В германском флоте не практиковалось сосредотачивать все механизмы каждого гребного вала в одном большом отсеке по диаметрали, как это делали французы в проектах своих линкоров, поскольку такое решение не позволяло применять необходимые для прочности корпуса продольные переборки. Большие отсеки были неудобны и при затоплениях, как с точки зрения потери плавучести, так и из-за значительного эффекта “свободной поверхности” воды при неполном затоплении, снижавшего остаточную метацентрическую высоту. Поэтому проект “Н-41” предусматривал разделение корпуса на 22 водонепроницаемых отсека, на один больше, чем в “Н-39”. При сохранении той же трехвальной энергетической установки имелась идеальная возможность разделить пространство внутри броневой цитадели и продольными и поперечными переборками. Разделение на отсеки считалось одним из важнейших факторов защиты всех германских кораблей. Защита днища (внутреннее дно) осталась от проекта “Н-39”.

Так как водоизмещение “Н-41” намного возросло по сравнению с “Н-39”, при сохранении прежней мощности и запаса топлива скорость и дальность сильно уменьшались. Военно-морское командование больше не считало 30-узловую скорость столь же важным элементом, как защиту и дальность плавания. Поэтому запас топлива увеличили до 12.000 тонн, несмотря на снижение скорости и увеличение осадки.

Гибель “Bismark” в мае 1941 года оказала заметное влияние на проектирование гребных валов, рулей и рулевого привода. Три руля оставили, но в качестве дополнительной меры защиты валов и для поддержки кормы при постановках в сухой док применили двойные скеги (гребни). Немцы считали, что “Bismark” достиг бы Бреста, если бы его рули не заклинило авиаторпедой. Чтобы избежать рецидива, в проекте линкоров “Н” предусмотрели остроумное решение: в рудер-пост закладывался заряд взрывчатки, который при необходимости должен был оторвать заклиненный руль без повреждения винтов.

Германские конструкторы все равно не были полностью удовлетворены системой подводной и броневой защиты, и 15 ноября 1941 года адмирал Редер одобрил новое изменение основных характеристик.

МОДИФИКАЦИЯ ОСНОВНОГО ПРОЕКТА “Н-41”
– Полное водоизмещение увеличено до 77.752тонн (79.000 ts);
– Размеры по ВЛ увеличились до 282 метров длины и 40,5 метров ширины;
– Осадка при полном водоизмещении увеличилась до 12 метров;
– Толщина нижней бронепалубы увеличена со 120 до 150мм;
– Толщина верхней бронепалубы увеличена с 50 до 80мм;
– Глубина двойного дна увеличена с 2 до 3 метров;
– Высота надводного борта при полной нагрузке увеличена до 6 метров;
– Положение нижней бронепалубы при полной нагрузке поднято с 0,25 метра под ватерлинией до 0,5 метра над ватерлинией;
– Противоторпедная переборка отодвинута от обшивки на 6,65 метра вместо 5,5 метра и добавлена еще одна продольная бортовая переборка;
– Высота между средней и батарейной палубами и между батарейной и верхней палубами увеличена на 26 мм.

В систему подводной защиты внесли много изменений. К 10 сентября 1941 года фирма “Blohm und Voss” подготовила чертежи системы защиты, которая подразделялась на три зоны продольными переборками. Эта система базировалась на принципе, позаимствованном у проекта французского “Richelieu”, но была модифицирована под германские требования. Тройное дно имело непрерывную структуру, простираясь через противоторпедную переборку до скоса бронепалубы. Две зоны системы подводной защиты, так называемые “рабочие” должны были оставаться пустыми, давая пространство для расширения газов при взрыве, а центральная зона должна была быть заполнена топливом и обеспечивать гидравлическое сопротивление, если газы прорывали внешнюю переборку топливного бункера. Пластические деформации двух внешних продольных переборок должны были поглощать большую часть энергии взрыва. Противоторпедная переборка выполнялась из 45 мм нецементированной брони, а две внешних переборки из специальной стали имели суммарную толщину 30мм. Объединение внутреннего дна с бортовой системой конструктивной подводной защиты было очень интересным решением, обеспечивающим дополнительную жесткость корпусу и защиту от подводных взрывов под днищем корабля.

После одобрения изменений адмиралом Редером окончательные чертежи системы ПТЗ представили военно-морскому командованию в ноябре 1941 года. Эта система была похожа на системы ПТЗ типов “Scharnhorst” и “Bismark”, но с тремя зонами вне 45мм противоторпедной переборки, которая отстояла на 6,6 метра от внешней обшивки. По расчетам эта подводная защита выдерживала бы взрыв 500 кг тринитротолуола (ТНТ) и давала хорошую защиту от мин. Внутреннее дно уже не было частью системы подводной защиты, но под ним находилась “рабочая” зона. Нижнее дно было очень прочным и состояло из двух слоев стали высокого напряжения общей толщиной 45мм. Германские конструкторы были убеждены, что неконтактному подводному взрыву можно противопоставить увеличенную толщину обшивки и усиление структуры, а также отнесение противоторпедной переборки подальше от внешней обшивки.

После ноября 1941 года проектные работы продвигались медленно, почти все усилия прилагались к тому, чтобы наилучшим образом использовать оставшиеся 980 тонн запаса водоизмещения. 19 августа 1942 года адмирал Редер решил, что его надо использовать на усиление горизонтальной защиты: нижнюю бронепалубу утолщили до 175 мм, а палубу над рулевыми устройствами – до 135мм. Об этих изменениях поставили в известность фирму “Blohm und Voss” и все модифицированные расчеты и чертежи были выполнены с наивозможной быстротой. Таким образом, спустя 6-7 месяцев после демобилиэации верфи “Вlohm und Voss” в Гамбурге и “Deutsche Werkе” в Киле могли заложить кили линкоров “Н” по модифицированному проекту. Строительство третьего линкора можно было начать через 20 месяцев, когда на верфи “Blohm und Voss” будет готов новый сухой док. Недостаточная глубина акватории в Бремене не позволяла вести там строительство таких больших кораблей. Из-за увеличившихся размеров кораблей время их постройки уже оценивалось не в четыре года, а в пять лет.

ПРОЕКТНЫЕ РАБОТЫ НАД ЛИНКОРАМИ БОЛЬШИХ РАЗМЕРОВ
Назначение 8 ноября 1942 года Альберта Шпеера рейхсминистром по вооружению и снабжению, а также перевод некоторых конструкторов и инженеров, занятых проектированием линкоров, на другие срочные работы, включая создание новых подводных лодок, привели к ослаблению влияния Кораблестроительного отдела ОКМ. В качестве промежуточного звена между Шпеером и флотом поставили Комиссию по проектам новых кораблей, которую возглавил адмирал Карл Топп. Его группа имела задачей координацию требований флота с материальными и производственными возможностями Рейха, которыми ведал теперь Шпеер. Именно эта группа и разработала последние германские проекты линкоров “Н-42”, “Н-43” и “Н-44”.

Кораблестроительный отдел не участвовал в этих проектах, его работа закончилась в августе 1942 года на проекте “Н-41”. Вскоре после этого Гитлер потребовал, чтобы военно-морское командование рассмотрело возможность постройки очень больших линкоров. Не имея ограничений по калибру орудий и водоизмещению, оказалось возможным выполнить следующие требования:
– скорость приблизительно 30 узлов;
– горизонтальная защита, достаточная против снарядов и бомб;
– защита днища, достаточная против мин, особенно под механизмами и котлами;
– орудия главного калибра в правильном балансе с другими характеристиками проекта.

Комиссия по проектам новых кораблей в 1942-44 годах подготовила несколько проектов линкоров с учетом боевого опыта. Их характеристики не обсуждались ни с адмиралом Редером, ни с его преемником адмиралом Карлом Деницем, ни с теми офицерами, которые отвечали за определение боевых характеристик проектируемых кораблей. Эти люди решали более насущные проблемы, и у них не было времени на эфемерную программу строительства линкоров, которая требовала на выполнение по меньшей мере пять лет. Постройка всех надводных кораблей была прекращена или отложена в пользу строительства подводных лодок.

На всех проектах на внешние валы работали по 4 дизеля “MZ65/95”, на внутренние валы – по 1 ТЗА с возможностью форсирования. Для увеличения дальности плавания до 25000 миль дополнительное топливо увеличивало бы полную осадку на 0,5 метра и снижало скорость на 0,15 узла. Проектное водоизмещение дано с 40% запасом топлива.

В этих проектах бросается в глаза тенденция непрерывного роста размеров и водоизмещения из-за увеличения калибра, броневой защиты и расширения системы подводной защиты. Увеличение калибра главных орудий и рост угрозы с воздуха заставили применить три бронепалубы (60+140+130 мм) вместо двух на “Н-41” (200 мм). Предполагалось (а затем и подтвердилось экспериментами), что оптимальной толщиной закаленной брони являются 380мм, а большая толщина (по принципу “равной защиты”, принятому тогда при проектировании линкоров, толщина его брони должна защищать от таких же орудий, как на нем самом) нежелательна из-за низкой вероятности попадания в борт на большой дистанции (а дистанция боя растет с ростом калибра орудий). Особенностью этих проектов было то, что углубление пояса под ватерлинией было большим, чем на предыдущих. Это сделали против ныряющих снарядов (при недолетах), которые нанесли “Bismark” в его бою с “Hood” и “Prince of Wales” значительные повреждения. Германские конструкторы знали об этих повреждениях из донесений с “Bismark”, полученных после этого боя. Максимальная толщина горизонтальной брони (палубы 140 и 130 мм) проходила между противоторпедными переборками, а от них до бортовой обшивки горизонтальная защита складывалась из 60 мм верхней палубы и 150 мм скосов нижней бронепалубы. Но к концу 1944 года германские конструкторы уже поняли, что никакая защита не спасет корабль от многотонных “землетрясных” бомб, которые англичане применили по “Tirpitz”.

Наиболее заметной особенностью этих кораблей была их система противоторпедной защиты. Немцы правильно считали торпеду самой большой опасностью для линкоров. Еще больше они уверовали в необходимость надежной системы защиты против них, получив чертежи французских линкоров типа “Richelieu”. Мощная защита требовала и большого по размерам (особенно по ширине) корпуса, что поднимало водоизмещение корабля. Устойчивый рост глубины подводной защиты на германских линкорах виден из таблицы.

Проект “Н-42” отличался многопереборочной подводной защитой с двойным дном и скосами бронепалубы, к которым крепились верхние кромки противоторпедных переборок. Жидкое топливо размещалось в трех раздельных вытянутых по вертикали цистернах. На проекте “Н-43” глубину подводной защиты увеличили; структурно она походила на предыдущую, но с дополнительной 30мм переборкой. Следующим шагом усилили защиту с сохранением тех же орудий главного калибра.

На проекте “Н-44” защита от подводных взрывов имела существенное отличие: внешняя противоторпедная переборка отстояла от борта на 11 метров, а перед ней в качестве первичной защиты от торпедных взрывов от киля до скосов главной (нижней броневой) палубы проходили две переборки из нецементированной брони. Внешняя противоторпедная переборка имела толщину 45мм под скосами и 25мм над ними, а внутренняя – 30мм под нижней бронепалубой, 80мм между ней и средней бронепалубой и 25мм между средней броневой и верхней палубой. Дополнительные продольные переборки улучшали разделение на отсеки и увеличивали жесткость корпуса. Усилена и расширена была противоосколочная защита над верхней палубой, что явилось результатом анализа повреждений “Тirpitz”, которые он получил 1 апреля 1944 года. “Bismark” и “Tirpitz” имели отличные разделение на отсеки и остойчивость в поврежденном состоянии, но эти последние германские линкоры, имея большую ширину и лучшую подводную защиту, могли бы выдерживать и более значительные повреждения. Немцы справедливо считали, что с постоянным ростом заряда торпед будут расти и масштабы наносимых ими повреждений. А рост размеров водонепроницаемых отсеков надо компенсировать лучшим разделением и повышенной остойчивостью. Конечно, еще большее возрастание заряда боеголовок торпед союзников в ходе строительства этих линкоров, отчасти компенсировалось преимуществами их новой защиты, но, без сомнения, торпеды были бы очень эффективным оружием против кораблей таких больших размеров. Хотя только массированная торпедная атака, подобная предпринятым по “Yamato” и “Musashi”, могла бы принести желаемый результат.

Возрастающая важность защиты от взрывов мин и неконтактных подводных взрывов авиабомб потребовала более глубокого внутреннего дна. Германские конструкторы полагали, что с ростом воздушной угрозы надо гарантировать отсутствие затоплений помещений погребов и главных механизмов через конструкцию внутреннего дна. Неконтактные взрывы бомб, сброшенных на “Tirpitz” вызвали серьезные структурные повреждения корпуса, поэтому в последнем проекте немцы предусмотрели тройное дно. Глубина внутреннего дна составляла на трех проектах соответственно 3.7, 4.1, 4,7 метров, а толщина верхней стенки топливных цистерн 30мм нецементированной брони.

Интересно и развитие энергетической установки в этих проектах. Как и в проекте “Н-41”, все имели смешанную установку – дизели и турбозубчатые агрегаты с котлами высокого давления. Хотя дизели были мощнее, чем в проекте “Н-39”, паровые турбины имели меньшую мощность на валу. Ограничения по передаче мощности на гребной вал и по мощности дизелей привели к тому, что мощность установки на всех трех проектах осталась одинаковой. Поэтому с ростом размеров кораблей их скорость падала.

Все проекты имели четыре вала и четыре руля, которые для увеличения эффективности их работы стояли каждый в струе своего винта. Увеличение числа рулей опять-таки вытекало из опыта “Bismark”.

ПОСТРОЙКА ЛИНЕЙНОГО КОРАБЛЯ “Н”.
На момент прекращения постройки в сентябре 1939 года успели заказать 14055 тонн материалов, из которых получили 5800 тонн и еще 3425 тонн изготовили. Но реально на стапель установили всего 766 тонн.

Заключение.
Проект “H” показал, что немецкие конструкторы правильно поняли главные опасности для линкора атаки с воздуха и из-под воды и соответственно спроектировали защиту. В 1938 году в немецком флоте уже поняли, что надо иметь очень сильную ПВО: дальнюю против скоростных бомбардировщиков, ближнюю против низколетящих торпедоносцев. Но была определенная группа лиц, мыслящих еще категориями Ютландского боя, которые настаивали на раздельных батареях зенитных и противоминных орудий среднего калибра.

Линкоры типа “H” не подходили для операций того типа, что имели место во Вторую мировую войну на Тихом океане, и это являлось серьезным недостатком проекта. Если бы их достроили, им пришлось бы выдерживать более интенсивные атаки с воздуха, чем этого ожидали при проектировании. Огромные размеры верхней палубы и водоизмещение позволяли установить на них зенитные батареи, более мощные, чем на любом другом, построенном или только спроектированном линкоре для Европейского театра того времени. Отсутствие собственных авианосцев не позволило немцам правильно оценить роль авиации в войне на море и предусмотреть для своих самых мощных кораблей достойного универсального орудия.

К 1941 году в Германии разработали великолепное 61-калиберное 128 мм зенитное орудие с дальностью стрельбы 20.000м, начальной скоростью снаряда 860м/сек, и скорострельностью 21 выстрел в минуту, но возможность использовать его на кораблях флота была упущена. В береговой обороне это орудие эффективно отражало налеты авиации союзников. На флоте его планировали установить только на эсминцах типа Z-52 в полностью автоматизированных спаренных установках. Когда к 1942 году стала ясна необходимость в стандартизации вооружения для линкоров, крейсеров и эсминцев, и это скорострельное орудие отвечало всем требованиям.

Эти корабли имели другое расположение систем управления огнем главного и зенитного калибров, чем предыдущие линкоры. Четыре независимые батареи, имевшие каждая стабилизированные посты управления огнем, можно было сразу взять под общее управление. Каждая установка 105мм орудий обслуживалась бы радаром и сильной оптикой для корректировки стрельбы, а от централизованной системы наводки немцы отказались. Они также уже понимали необходимость в мобильных установках с высокими скоростями наводки, что было невозможно сделать для орудий калибром 150 мм и выше. Можно предположить, что если бы эти корабли вошли в строй, как планировалось, в 1944 году, а к этому времени “Тиpпицу” уже не раз приходилось использовать для зенитной обороны свои 150 мм и даже 380 мм орудия, то орудия среднего калибра на новых кораблях уступили бы место 128 мм универсальным пушкам. Возможно, конечно, что 150 мм башенные орудия получили бы больший угол возвышения орудий.

Новые линкоры имели бы на европейском театре самый мощный главный калибр, что наряду с их хорошей защитой, сделало бы их грозным противником. Защита линкоров типа “H”, по оценкам специалистов, была лучше, чем у любого другого линкора, спроектированного или построенного, хотя толщина брони и не была наибольшей. Бронирование корпуса по всей длине основывалось на опыте “Лютцова” в Ютландском бою. Его целесообразность подтвердилась и в бою “Бисмаpка” против “Худа” и “Пpинца Уэльского” когда немецкий линкор получил неприятные повреждения в носовой части. Но бронирование оконечностей требовало уменьшения толщины главного пояса. Несмотря на то, что эксперименты показали небольшую вероятность попаданий в главный пояс, практика не раз доказывала обратное: тяжелые снаряды пробивали главную броню и повреждали жизненно важные части.

Немецкие конструкторы полагали, что 300 мм пояс вместе со 150 мм скосами палубы дает эквивалентную толщину 500 мм. Над нижней бронепалубой пространство между главной и верхней бронепалубами защищались всего 145мм броней верхнего пояса. Верхний пояс не применялся ни на одном иностранном линкоре того времени, поскольку его ценность не соответствовала занимаемому им весу. Это доказал обстрел “Бисмаpка” английскими линкорами “Кинг Джоpдж V” и “Родней”, когда верхний пояс многократно пробивался с близкой дистанции снарядами калибра 152-406 мм. Хотя скос бронепалубы давал дополнительную защиту погребам и энергетической установке и обеспечивал дополнительную жесткость нижней кромки главного пояса, существовала опасность затопления помещений над нижней бронепалубой при пробитии верхней части пояса и возникновении крена на этот борт. Этого можно было избежать, применив более толстый пояс, но немцы предпочитали комбинированную защиту пояс, скосы, броневые переборки. Что было хорошо, а что плохо – спорный вопрос.

Недостаточной оказалась бы и горизонтальная защита. Немцы не проводили испытаний по воздействию авиабомб на корабли, чтобы определить оптимальную толщину бронепалуб. Но они экстраполировали результаты артобстрелов и сделали вывод, что для взведения взрывателя авиабомбы, чтобы она взорвалась над нижней бронепалубой, достаточно иметь 50 мм верхнюю палубу. Включение в проекты “H-42” – “H-44” третьей бронепалубы и увеличение толщины верхней до 60-80 мм показало обеспокоенность слабостью применяемой до этого концепции горизонтального бронирования. Этот опыт появился после того, как при бомбардировке “Шаpнхоpста” в Ла-Паллисе несколько бомб пробили его верхнюю и нижнюю бронепалубы. Но более эффективным, чем введение третьей бронепалубы, оказывалось увеличение толщины верхней и нижней бронепалуб. Достаточную защиту от бомб не позволило дать ограничение по водоизмещению, так как из-за большой площади палуб их утолщение потребовало значительного уменьшения других составляющих бронезащиты.

Сильной стороной последних вариантов проекта “H” была противоторпедная защита, ширина которой увеличилась с 5,5 до 11 метров. “Бисмаpк” и “H-З9” имели недостаточную защиту, что продемонстрировало попадание 356мм снаряда с “Пpинца Уэльского” в “Бисмаpк”, серьезно повредившего противоторпедную переборку в районе отделения турбогенераторов и поперечную переборку соседнего котельного отделения. Невозможность взять под контроль затопления в этих местах привело к потере этих помещений (пришлось отключить котел и включить резервные генераторы).

К 1942 году все морские державы признали размещение гидросамолетов на линкорах устаревшей практикой. Но в Германии Люфтваффе не оценило возможности авиации в качестве фактора морской силы. Это привело и к разным взглядам на использование палубных самолетов авианосца “Гpаф Цеппелин”, и в результате нужный корабль так и не был достроен. Германские линкоры нуждались в бортовых самолетах для воздушной разведки, и даже развитие радаров не уменьшило эту потребность. Бортовые самолеты и оборудование для их хранения и запуска занимали много места, которое было полезнее занять дополнительными зенитками.

После 1942 года немцы серьезно уже не рассматривали постройку больших линкоров. Ни один человек из Кораблестроительного отдела ОКМ (морское командование) не принял участие в проектировании “H-42” и последующих “монстров”, считая это ненужной затеей, поскольку загруженность германских верфей, мелководные гавани и чисто технические проблемы не позволяли ее реализовать в военной Германии того времени. Только корабли по проектам “H-39” и “H-41” можно было заложить на стапелях, а последующие требовали уже огромных сухих доков, которые еще надо было построить.

Проекты от “H-42” до “H-44” представляют только академический интерес. Поскольку самолеты радикально изменили морскую стратегию, немцы предприняли эти проектные исследования с целью изучения возможных путей парирования угрозы с воздуха.

Были ли эти последние проекты удачными – вопрос спорный. Ведь полных расчетов, рабочих чертежей и т.п. так и не сделали, а вся работа основывалась на экстраполяции данных с предшествующих проектов. Наивно предполагать, что Германия в 1943 или 1944 годах могла построить такие гиганты. С технической точки зрения создать такие суперлинкоры было возможно, что доказала Япония спустя 20-30 лет, построив супер-танкеры. Но географическое положение Германии делало подобные корабли нелогичными и ненужными. Корабль типа “H-44” например, не смог бы войти ни в один германский порт!

Справочные данные
Водоизмещение, тонн:
порожнее 50502
проектное (нормальное) 58543
полное 63596
Длина метpов:
наибольшая 277,75
по ватерлинии 266,00
Ширина наибольшая 37,00
Осадка метpов:
при D проектном 10,024
при D полном 11,200
Высота надводного борта в средней части при проектной осадке 5,677 м
Общая высота корпуса 15,700м
Коэффициент полноты корпуса 0,561
Призматический коэффициент 0,576
Коэффициент полноты ватерлинии 0,666
Коэффициент полноты мидель-шпангоута 0,973
Нагрузка, увеличивающая осадку
на 1 дюйм 168,7 т
на 1 см 64,4 т
Восстанавливающий момент 847,02 тм/см.
Механизмы: 12 двухтактных 9-цилиндровых дизелей двойного действия типа МАN “МZ.65/95” (по 16.500лс на 256об/мин). Мощность на валах 165000 лс; cкорость 30,4 узла; дальность 16.000 миль на 19у. Тpи гребных винта диаметром 4,8м. Тpи pуля.
Дизель-генераторы: суммарно 9200кВт 8 по 920кВт и 4 по 460кВт.
Запас топлива: дизельного 9700т газолина для гидросамолетов 6,0т.
Запас воды: резервной котельной 407т; питьевой 150т; бытовой (мытьевой) 183т.
ГК: 4x(2×406/50) “С/34”
CK: 6x(2×150/55) “С/28”
ЗК: 8x(2×105/65) “С/38”;
16×37/83 “С/З0”
6x(4×20)
TA: 6 подводных 533мм
4 гидросамолета “Аpадо-196”